Новость из категории: Информация

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games

НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

Идея вернуть действие во франшизе в реалии Второй мировой родилась из того факта, что серия с этого начиналась, или таково было желание Activision?

Майкл Кондри: Знаете, работать над Advanced Warfare было очень весело. Этой игрой мы по-настоящему гордимся, с ней фанаты получили желанные инновации в серии. После Modern Warfare 3 появился экзокостюм, новые возможности, технологии недалекого будущего... Мы были горды результатом, но нас не покидало ощущение, что мы выжали все, что могли, из конфликта между Джонатаном Айронсом из «Атласа» и миром, что нужна свежая история.

Когда в Activision спросили, хотим ли мы сделать игру про Вторую мировую, мы решили, что не стоит упускать случай. Издательство предпочитает, чтобы студии работали над тем, в чем они заинтересованы. Не будь мы в этом заинтересованы, взялись бы за чтото другое.

Будет ли эта часть серии мрачнее других?
Майкл Кондри: Вторая мировая была исключительно жестокой войной. Масштабы конфликта, разрушения, к которым приводили бит-
вы, – все это очень страшно. И мы хотим это отразить. Не во имя насилия, конечно, но мы хотим показать, какой была война. Хотим отдать дань истории, почтить память солдат и жертвы, что им пришлось принести. Да, игра будет мрачнее, чем прежние части Call of Duty.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games
«ИНТЕРАКТИВНОСТИ БУДЕТ МНОГО, возможно, кому-то игра даже покажется немного ролевой», – уверяют нас разработчики из Sledgehammer Games

История Второй мировой уже не раз пересказывалась в играх. Как вы собираетесь освежить эту тему?
Майкл Кондри: Вторая мировая война – превосходные декорации для игры. Глобальный конфликт, куда были вовлечены все нации, конфликт, повлиявший на сотни миллионов людей, – тут есть над чем поработать. Мы выбрали Восточноевропейский театр военных действий, потому что для нас это возможность вернуться в те далекие времена.

Минуло более десятка лет с тех пор, как Call of Duty освещала эту тему, значит, уже выросло новое поколение игроков и вышло множество ставших классическими фильмов на тему. Мы решили, что возвращение к ней будет для всех ностальгическим. Мы расскажем совершенно новую историю, железо текущего поколения консолей позволяет нам делать то, что не могло быть сделано раньше. Ну а для других это, возможно, будет первое интерактивное знакомство с историей Второй мировой.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games
ВО ФРАНЦУЗСКОМ СОПРОТИВЛЕНИИ мы повстречаем девушку, от лица которой выполним несколько важных военных поручений. Что это будет – штабная работа, помощь раненым или стелс-миссии в тылу врага, пока не известно

Вам помогал какой-нибудь эксперт или вы разбирались в истории войны самостоятельно?
Майкл Кондри: Мы действительно провели исследование, начавшееся два с половиной года назад, и показываем историю первой пехотной, в которой было пятнадцать тысяч человек. Нам помогает Мартин Морган, военный историк: он провел нас по всему маршруту наступления, так что сюжет основан на реальных событиях. Были и большие сражения, как «День Д» и битва за Ахен, были и более скрытные операции, связанные с тайным проникновением, был шпионаж во время освобождения Парижа – как один из примеров действия французского сопротивления. Вас ждут довольно разнообразные миссии.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games

Мы играем за американского рядового Дэниелса. Расскажите о нем побольше.
Майкл Кондри: В центре сюжета находится отряд 1-й пехотной дивизии, а Дэниелс у них новичок. В начале кампании он в составе отряда участвует в высадке в Нормандии. Вы следите за ним и его лучшим другом в отряде – Асменом. Вы видите, как ребята из девятнадцатилетних желторотиков за восемнадцать месяцев своего героического пути превращаются в ветеранов.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games
РОДНАЯ ДИВИЗИЯ Дэниелса будет сражаться во Франции довольно долго, вплоть до освобождения Парижа

Временами вы будете играть и за других персонажей. Вы увидите другие полки – африкано-американский, французское сопротивление, где вам предстоит играть за женщину-бойца, участвующую в освобождении Парижа, а также британские ВВС. Сперва вы следуете за Дэниелсом и отрядом 1-й пехотной дивизии, но потом увидите другие события глазами других персонажей.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games
В СЮЖЕТНОЙ КАМПАНИИ обязательно найдется место Арденнской операции

А эти другие персонажи – они только из союзных войск? Или из немецких тоже?
Майкл Кондри: В кампании вы играете за разных персонажей антигитлеровской коалиции. За силы Оси можно будет поиграть в мультиплеере.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games
В МУЛЬТИПЛЕЕРЕ будут и немцы, и союзники

Будут ли в кампании моменты выбора: допустим, спасти кого-то или убить?
Майкл Кондри: Да, в нескольких местах. Сюжет в игре очень сильный эмоционально.

Увидим ли мы отсылки к другим играм или персонажам Call of Duty?
Майкл Кондри: Это самостоятельная история про отряд из первой пехотной, основанная на большом количестве проведенных нами исследований и на реальных событиях. При должной внимательности вы сможете обнаружить камео Sledgehammer... Может быть.

ОДИН В ПОЛЕ ТОЖЕ ВОИН, НО НЕДОЛГО

При упоминании Второй мировой в голову приходят мысли о разрушениях. Сможет ли игрок сам разносить окружающие его декорации или вся разрушаемость будет заскриптована?
Майкл Кондри: Масштабы разрушений тогда были невероятными. И мы хотим передать эти масштабы – показать некоторые из самых напряженных перестрелок, самые мощные артиллерийские обстрелы. Где бы игрок ни был – в Хюртгенском ли лесу, под огнем немецкой артиллерии, или в сердце Ахена, в центре городской перестрелки, – разрушение будет значительной частью кампании.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games

Так может ли игрок, скажем, повалить дерево?
Майкл Кондри: Он может много чего разнести и взорвать. У вас будет возможность управлять танком, а вы только представьте, что это значит – рулить танком в городских условиях. Так что да, готовьтесь разбудить в себе внутреннего разрушителя.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games

Можно ли будет как-нибудь настраивать параметры персонажей?
Майкл Кондри: Мы еще не говорили о кастомизации. Подождем анонса. Но скажу, что мы хотим предоставить людям возможность найти для себя героя, которым они вдохновились бы. Можно играть за женщину или мужчину. Все народы, вовлеченные в войну, есть в игре: канадцы, австралийцы, французы, англичане, американцы. Так что игра дает глобальный взгляд на героев Второй мировой во всех трех режимах.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games
ИНОГДА из какой-нибудь соседней траншеи или окопа будет доноситься призыв о помощи, на который можно откликнуться. Или нет

Можем ли мы ожидать возвращения возможностей по «прорыву» – с дверьми, например?
Майкл Кондри: Тактики в то время были иными, так что вы увидите штуки, расширяющие возможности отряда. Увидите, как члены команды помогают друг другу (например, делятся патронами), увидите новые маневры. Все это отлично показывает, как проходили конфликты и схватки.

Что же до «прорыва»... В игре есть несколько примеров захода в здания, но не путем прорыва через дверь, что вы могли видеть в исполнении солдата первого уровня из MW или AW. Такого здесь нет. Вы должны больше полагаться на тактику, подобно реальным солдатам. Супербойцов среди них нет, нужна командная работа и соответствующий склад ума.

Для нас это означает большие изменения и опять же возвращение к корням. Ведь Call of Duty начиналась именно с этого – с истории отряда, а не одного-единственного героя. Та игра была о товариществе в команде. Advanced Warfare мы действительно гордимся, но она о единственном супербойце будущего, у него имеется все нужное снаряжение, умения и технологии для того, чтобы стать солдатом-одиночкой. Но хорошо, что все возвращается к команде и обычным людям с ограниченным снаряжением. Вы будете вместе преодолевать трудности и бороться с враждебной средой.

Вы можете привести примеры того, как будет работать взаимодействие персонажа с отрядом?
Майкл Кондри: Для повествования отряд очень важен. Ваша человечность и уязвимость ставят вас в ситуации, когда вы вынуждены полагаться на свою команду. Один из бойцов отвечает за патроны, и вы можете попросить их у него, если он поблизости. Думаю, на Е3 мы расскажем об активных умениях отряда в подробностях.

Как ИИ реагирует на действия игрока в бою? Это заскриптовано или как?
Майкл Кондри: Последние три года мы работали над кучей технологий, так что у нас есть новая система ИИ, созданная для этой игры и предназначенная для того, чтобы отразить тактики Второй мировой. Есть и своего рода «личные» моменты – например, бой врукопашную. Эти моменты больше походят на QTE и настроены так, чтобы сделать их по-настоящему напряженными. Еще есть новая система ИИ, управляющая течением конфликта на поле боя в более динамичном, нежели прежде, ключе.

Будут ли уровни линейными или нас ждет больше свободы?
Майкл Кондри: В нашей игре много возможностей. В кампании более линейное повествование, с возможностью перемещаться стратегически. О кооперативе я не могу сейчас рассказать. В мультиплеере, в частности в «режиме войны», есть побочные миссии и разные «объекты». Мы хотим сделать упор на командную работу, игру отрядом и на то, как все вместе стараются добраться до «объектов». Думаю, вы увидите это во всей игре, включая кооператив.

А что насчет уровней сложности – запланирован ли, скажем, «реалистичный уровень», чтобы было очень-очень исторично?
Майкл Кондри: Полагаю, об этом мы расскажем уже где-нибудь на E3.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games
ПРО ЗОМБИ-РЕЖИМ известно, что он будет чисто кооперативным

Расскажите подробнее о мультиплеере. Есть схожие черты с мультиплеером предыдущих частей или?..
Майкл Кондри: Мы гордимся мультиплеером Call of Duty: WWII. После экспериментов с реактивными ранцами и карабканьем по стенам игра вернется на твердую землю. Игроков ждет традиционный быстрый экшен – тот, что и сделал Call of Duty великой. Мы готовим множество образцов оружия и снаряжения, они превосходно ощущаются и отчасти покажутся вам знакомыми – M1 Garand, М3 (Grease Gun), «Томпсон» и другие.

Еще мы изучили массу мест по всей Европе, где проходили тогдашние сражения: города и пригороды, целые или разрушенные. Игра может предложить вам многое. «Приземленный» геймплей – его жаждут фанаты, с него начиналась франшиза – ощущается очень естественно. Он имеет яркую стратегическую составляющую, побуждает игроков активно шевелить мозгами, а необходимость, к примеру, защищать переулки вернет вас к истокам, и всем фанатам это наверняка понравится.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games
ТРАНСПОРТ в игре обязательно появится. Слишком уж много его в трейлере!

Будет ли возможность управлять транспортом в мультиплеере?
Майкл Кондри: Могу сказать, что опыт по управлению транспортом очень важен. У вас будет возможность проехать по французской сельской местности, испытать в деле всякие джипы с танками. Будут и некоторые другие сюрпризы. Но то в кампании. А о мультиплеере мы расскажем ближе к E3.

Как вы полагаете, увидим ли мы Call of Duty на Nintendo Switch, и что вы вообще думаете об этой консоли?
Майкл Кондри: Мы не анонсировали Call of Duty для Switch, это скорее вопрос к бизнес-отделению. Я был геймером всю свою жизнь, был большим фанатом Nintendo и их платформ, их новых проектов, они ведь имеют свое лицо. У меня пока нет Switch, но я надеюсь, что с платформой все будет хорошо.

Чего еще ждать от Call OF Duty: WWII | Интервью с Майклом Кондри, сооснователем Sledgehammer Games

Что насчет самолетов? В ролике они мелькали в небе.
Майкл Кондри: Всё может быть...

Все части COD исторически шли при 60 fps, здесь будет то же самое?
Майкл Кондри: Абсолютно.

ИГРЫ И КИНО

Для видеоряда важны не только технические аспекты, но и цвета и свет. Вы переняли опыт у киноделов или пришли к текущему дизайну иным образом?
Майкл Кондри: Знаете, мы уделяли массу внимания передаче духа 1944 года, но с помощью современных техник и камер. Многие старые съемки о Второй мировой, даже всего лишь двадцатилетней давности, были ограничены возможностями камер и линз. А сейчас у нас все есть, и наш арт-директор замечательно говорит о «темном и о прекрасном». «Темном» – в смысле «эмоционально», а «прекрасном» – в плане последних и лучших технологий для захвата и рендера. Есть несколько фильмов, послуживших источником вдохновения в этом отношении: например, «Выживший». Так что да, мы вдохновлялись многими фильмами, и не только их внешним видом, но и стилем повествования и проработкой персонажей.

Когда вы снимаете фильм, вы должны знать, как перемещать камеру, чтобы аудитория восприняла нужную мысль через видеоряд. Но Call of Duty всегда была на большую долю игрой и лишь иногда – отчасти интерактивным кино.
Майкл Кондри: В Северной Америке сейчас второй или третий «золотой век» телевидения, и мы ищем вдохновение в том числе и в телефильмах. Еще, конечно, в музыке и книгах. Во всех соприкасающихся сферах развлечения происходит много замечательного.

Как вам кажется, может ли игра стать чем-то вроде фильма или книги?
Майкл Кондри: Тут стоит сослаться на анонсы, о которых вместе с Activision говорил Бобби Котик, и его бизнес-цели. Бобби хочет, чтобы Activision была своего рода «линейной средой», вы знаете, что уже был выпущен Skylanders, анимированный сериал. Думаю, они дали понять, что хотели бы сделать фильм. Экранизацию нашей игры мы почли бы за честь, но я не знаю, совпадает это с их целями или нет.

ВМЕСТО ПОСТСКРИПТУМА

Как вы думаете, Call of Duty: WWII– это действительно именно то, в чем сейчас нуждается легендарная франшиза?
Майкл Кондри: Полагаю, это то, во что мы вложили много энтузиазма, и то, что игроки будут рады видеть. Мы говорили в феврале, что франшиза вернется к корням, и фанаты очень обрадовались. Я счастлив, что мы готовим именно такую Call of Duty. Кажется, возрождение интереса к тому наиважнейшему периоду истории происходит во всех развлекательных сферах. Выходят замечательные фильмы, такие как «Дюнкерк» этим летом. Думаю, возвращение всего этого в воспоминания и мысли фанатов очень важно. Важно то, что мы об этом говорим – во имя того, чтобы подобное не повторилось.

Если бы вы могли описать свою игру в одном предложении, каким оно было бы?
Майкл Кондри: Call of Duty: WWII– это жестокая эпическая история о величайшем конфликте в истории человечества и о переломном моменте для мира, находящегося под угрозой тирании, – история, рассказывающая об отряде из обычных людей, в своем стремлении к свободе совершающих невозможное.

Рейтинг статьи

Оценка
0/5
голосов: 0
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Перевести статью:

Похожие новости

Комментарии

Информация

^ Наверх