Новость из категории: Книги

Страшная тайна - Диана Уинн Джонс

Страшная тайна - Диана Уинн Джонс

Молодой магид Руперт Венейблз должен подыскать нового магида для Земли и наследника престола для Корифонской империи.

Творческое наследие покойной Дианы Уинн Джонс кажется неиссякаемым: каждый год на русском появляется один-два её романа, ранее у нас не издававшихся. На сей раз поклонников британской писательницы осчастливили приквелом к «Заговору Мерлина», который выходил более десяти лет назад. Впрочем, две книги связаны только устройством мироздания и одним из персонажей — подростком Ником Мэллори. В «Заговоре Мерлина» он был одним из главных героев, но в приквеле выполняет скорее вспомогательную (хотя и очень важную) роль — одна из основных досталась его кузине Мари, которая рассказывает эту историю вместе с Рупертом Венейблзом.

Вселенная, описанная в цикле «Магиды», похожа на «Миры Крестоманси»: она также состоит из множества миров, и одни тяготеют к использованию магии («Да-Сторона»), а другие предпочитают науку («Нет-Сторона»). Аккурат между двумя сторонами расположилась объединившая несколько миров Корифонская империя, где есть и высокие технологии, и мощное волшебство. Магиды — могущественные волшебники, следящие за устойчивостью мироздания и ненавязчиво подталкивающие его к позитивным изменениям, — есть во всех мирах, вот только на «Нет-Стороне», где находится и Земля, им приходится соблюдать тщательную конспирацию. Поэтому Руперт Венейблз, сам «работающий» магидом совсем недолго, оказывается в очень непростой ситуации, когда получает задание из загадочной Верхней палаты: отыскать на Земле нового потенциального магида. Вдобавок Руперту приходится заниматься делами Корифонской империи: её властитель погиб при теракте, а найти законного наследника оказывается посложнее, чем иголку в стогу.

Как всегда у Дианы Уинн Джонс, даже самые запутанные и далёкие друг от друга сюжетные линии аккуратно сматываются в один плотный событийный клубок, благодаря которому оторваться от книги, основное действие которой укладывается в несколько дней, практически невозможно. Вдобавок писательница нашла отличную возможность поиграть в свою любимую игру «совмести магию и повседневность»: главные события происходят на фантастическом конвенте в вымышленном английском захолустном городке Вонтчестере. Знатоки, кстати, опознали в выдуманном «ФантазмаКоне» британский конвент «Истеркон», проходящий в пасхальные выходные. Атмосфера лёгкого тусовочного безумия, сопровождающая фэнские сборища в любой стране, позволяет вписать в реальность Земли 1990-х годов любые волшебные странности. Даже раненого кентавра из другого мира можно принять за креативный карнавальный костюм.

Магия — любимая тема Уинн Джонс, и в этот раз она находит к ней «взрослый» подход. Часто в её книгах волшебники — странные, инфантильные и эгоистичные существа, магия для которых — забавная игрушка и способ самоутверждения. Для магидов же волшебство скорее бремя, чем дар. Они оперируют судьбами и вероятностями, а не спецэффектами, и вынуждены подчиняться неведомому Предопределению, о сути которого порой не догадываются даже могущественные члены Верхней палаты. Баланс силы и ответственности — вот о чём должен думать Руперт Венейблз. Недаром, выбирая кандидата в магиды из нескольких предложенных, он отметает тех, чьи моральные ценности и адекватность вызывают сомнения.

Недетские вопросы, которыми задаются герои поздней Уинн Джонс, закономерно сочетаются с недетскими эпизодами — например, сценами жестоких убийств, которых раньше в её книгах было считаное количество. Однако при этом она спокойно использует наработанные в подростковой литературе ходы и приёмы — вроде решения самых больших проблем методом «бога из машины» или обилия комических сцен, не всегда уместных в промежутках между взрывами, убийствами детей и смертоносными выстрелами из лазерных пушек. Любовная линия (без неё Уинн Джонс редко обходится) здесь также совершенно предсказуема. А большинство персонажей — и главных, и второстепенных — забавные чудаки и недотёпы, любимые английской литературой. Разница только в том, что некоторые недотёпы опаснее других.

НИЛ ГЕЙМАН И НЕДОБРОЕ УТРО

В сценах, происходящих на фантастическом конвенте, разумеется, спрятано немало пасхалок «для посвящённых». Одну из них раскрыл сам прототип: Нил Гейман в своей мемориальной колонке-некрологе о Диане Уинн Джонс упомянул, что уморительная сцена завтрака Ника Мэллори списана с натуры, а сам Ник, с трудом связывающий слова до того, как выпьет хотя бы четыре чашки кофе, — это Гейман, тяжело просыпающийся по утрам. Интересно, какие ещё черты Геймана, с которым Уинн Джонс дружила, позаимствовал этот рассудительный вундеркинд…

Вердикт

Уже не совсем «Уинн Джонс для детей», но ещё недостаточно серьёзно для «большого фэнтези» — тем не менее получилась увлекательная волшебная история в узнаваемом стиле писательницы.


Итоговая оценка: 8 баллов из 10!

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Перевести статью:

Похожие новости

Комментарии

Информация

^ Наверх