Новость из категории: Книги

Проклятая игра - Клайв Баркер

Проклятая игра - Клайв Баркер

Клайв Баркер из тех писателей, которых не только взапой читают, но и боготворят. Клеймо гения пристало к нему так же крепко, как неистребимый ярлык «Король ужасов» к Стивену Кингу… и все-таки о доступности, универсальности Шекспира он может лишь мечтать. Его творчество — своего рода элитный клуб, на входе в который ведется жесткий фейс контроль: «Зеленеешь от вида увечий, фекалий и спермы, дружок? Не любишь эзотерику? Тогда топай отсюда, это частная вечеринка». Однако так было не всегда. Когда-то за этими дверями подавали жгучий кроваво-красный хоррор и не существовало никаких границ — тех, что расчертил позже сам Баркер.

«Проклятая игра» — дебютный роман мастера, но вот что удивительно: недостатков, которыми изобилуют его поздние вещи, здесь практически нет. Если бы от этой точки талант Баркера и дальше шел только в гору, старик Кинг, как честный человек, давно ушел бы на пенсию. Композиция романа выверена, будто швейцарские часы; кровавых и эротических сцен ровно столько, чтобы пугать и соблазнять, не вызывая отвращения; персонажи двигаются сами, без ниточек и подсказок автора. И все же не это главное. Мало ли было в литературе красивых игрушек, начисто лишенных души?



По словам автора, «Проклятая игра» — это история о Фаусте, только без дьявола. Все вехи налицо: сделка с таинственным незнакомцем, долгие годы счастья, расплата за них… однако исход игры вершат не высшие силы, а сами люди. И в отличие от Сатаны, они умеют и любят нарушать правила.

Каждый из ключевых персонажей существует в собственном чистилище. Марти Штраус, потерявший из-за страсти к игре свободу и любовь, мечется между прошлым и настоящим, нигде не находя себе приюта. Человек, взявший его в телохранители, — миллиардер Джозеф Уайтхед, — только кажется незыблемым столпом; в сердце старика кроется страх, от которого расползаются трещины по всей его финансовой империи. Дочь Уайтхеда, Кэрис, добровольно соглашается на героиновый паек, лишь бы сбросить с себя груз решений. И даже тот, кому волей случая дана власть наделять жизнью мертвые тела, даже мрачный Мамолиан — ему Уайтхед задолжал, ни много ни мало, себя, — бессилен перед монолитом чужой воли. «Каждый человек — сам себе Мефистофель», — говорит его устами молодой Баркер, который отказывался видеть мир черно-белым уже в юности.

Хотя книга исполнена сложной философии и с первого подхода впитает ее не всякий, в беллетризованный трактат она не превращается. Это именно роман, и более того — роман ужасов, способный по-настоящему напугать. Берет он даже не яркими образами (с этим у Баркера всегда было в порядке), а атмосферой безысходности. Там, где само Зло лишается опоры, законы логики перестают работать. Выпотрошенная собака скулит у ног хозяина, щенки с раздавленными головами прильнули к месту, где был когда-то ее живот; мертвая девочка отрезает от собственного бедра ломоть и отправляет в рот; горы трупов разлагаются в освобожденной советскими войсками Варшаве… Автор не жалеет красок, наплевав на все условности хоррора, и уже не различишь, где количество крови и мяса переходит в некое жуткое качество, которое не хочется осмысливать. Но в «Проклятой игре» этот психологический трюк удался Баркеру в первый и последний раз — все его более поздние романы распадаются на составляющие при первом же прикосновении.

Что лукавить понапрасну: первый роман Баркера — тоже чтение далеко не для всех. И все же… пока мизерный тираж второго русского издания еще не распродан, попробуйте эту книгу на вкус. Быть может, вы из тех, кто пройдет фейсконтроль, — чтобы никогда об этом не пожалеть.


Итоговая оценка: 9 баллов из 10!

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх