Новость из категории: Книги

Межавторская антология «Тысяча начал и окончаний»

Межавторская антология «Тысяча начал и окончаний»

Ориентальная фантастика сейчас на подъёме. В России эта волна началась три года назад с робкого ручейка («Королевские милости» Кена Лю, рассказы Теда Чана), а с недавнего времени хлынула неудержимым потоком: романы Фонды Ли, Ребекки Куанг, Шеннон Чакраборти, Сабы Тахир, Рин Чупеко, Рошани Чокши...

При всём этом разнообразии удивительно, как ориентальная фантастика до сих пор не стала темой антологий. Это решили исправить писательницы и активистки движения «Нам нужны разнообразные книги» Элси Чэпмен и Эллен Ох. Условий для участия было только два: восточные корни автора и «родная» мифология как материал для рассказа.

Стопроцентной репрезентативности, однако, добиться не удалось. Во-первых, из-за гендерного перекоса — из 15 авторов антологии только двое мужчин. Во-вторых, Азия представлена неполно: не хватает Ближнего Востока, Монголии, Тибета и Юго-Восточной Азии (кроме Филиппин). Зато в избытке китайского и индийского колорита, есть немного Японии и Кореи. Что, в общем-то, говорит скорее о численности диаспор в Америке, чем о желании составителей сделать акцент только на этих культурах.

Впрочем, этого уже достаточно для того, чтобы удивить даже искушённого читателя: в конце концов, восточные легенды не входят в наш привычный круг чтения, так что большинство сюжетов, на которых строятся здешние рассказы, нам незнакомы и оттого привлекательны. Для тех, кто «не в теме», авторы специально написали небольшие послесловия к своим текстам, где вкратце пересказали сюжеты легенд, на которых они основывались. И только «Копьеносец» Раула Канакии производит особое впечатление — потому что эта история нам более-менее знакома и о её сути читатель догадывается сам. Контекст — и ещё морально-философская проблематика — делает рассказ одним из самых сильных в антологии.

Большинство же авторов выбрали романтические сюжеты — видимо, решив, что истории любви зацепят любого читателя, к какой бы культуре он ни принадлежал. Заметно, что во многих уголках Азии есть версии легенд о богинях, которые полюбили смертных или иных неподходящих персонажей («Запретный плод» Рошани Чокши, «Красная накидка» Синди Пон, «Дочь солнца» Шветы Такрар). Популярны и сюжеты о несчастной страсти. В «Улыбке» Айша Саид пересказывает легенду XVI века о любви наследника империи Моголов и танцовщицы Анаркали, а Сона Чарайпотра в рассказе «Под несчастливой звездой» переносит героев сказки о Мирзе и Сахибе в наши дни — потому что даже в современном мире индийской женщине порой приходится выбирать между любовью и честью семьи. Нельзя не отметить, что часто в таких историях авторы дают слово женским персонажам, которых традиционный фольклор в основном игнорирует.

Большинство авторов пошли по лёгкому пути стилизации — обилие таких текстов даже утомляло бы, не будь они разбавлены другими подходами. Самые любопытные рассказы — те, в которых авторы переносят действие старинных легенд в наши дни. Здесь есть и бодрый подростковый вампирский триллер («Кодекс чести» Мелиссы де ла Круз), и параноидальный киберпанк о людях и андроидах («Стальная кожа» Лоры Ли), и мрачная антиутопия («Пуля-бабочка» Элси Чэпмен), и просто ироничная история без капли мистики, но с ощущением божественного присутствия («Кружащиеся девушки и другие опасности» Прити Чиббер). Особенно хотелось бы выделить «Землю утреннего покоя» Ю. К. Майерса, где автор переносит корейскую легенду о загробном мире в реалии многопользовательской онлайн-игры, и «Стол Оливии» Алиссы Вонг — трогательную историю о китайской традиции «угощения призраков» и о почтении к вековым обычаям. Впрочем, последнее отличает, пожалуй, все азиатские культуры.

Слово составителей

Нам очень хотелось нюансов и тонкости, многослойности, заложенной в мифах правды о культуре, которая - чаще всего - может прийти только изнутри.

Вот почему эта антология так важна для нас. В ней члены азиатской диаспоры заново возрождают свои любимые мифы и легенды Азии со своей собственной точки зрения. Мы бы очень обрадовались, если бы раньше обнаружили в своих любимых библиотеках такую антологию - наполненную персонажами, кожа, волосы и имена которых больше похожи на наши.

Вердикт

Первая на русском языке антология ориентальной фантастики на мифологической основе — разнородная и не полностью репрезентативная, но красочная и дающая возможность прикоснуться к множеству разнообразных культур.


Итоговая оценка: 7 баллов из 10!

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх