Новость из категории: Информация, Фильмы, Книги

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия

Уходящее десятилетие запомнится нам как переломное. Не всем этот перелом по вкусу, и происходящие события нельзя оценить однозначно—как и любое сложное явление. Но отрицать нельзя: влияние женщин на массовую культуру вообще и фантапику в частности возросло на порядок. Женщины активно пишут фантастику и получают за неё литературные премии. Количество супергероинь и просто главных героинь в кино растёт. Зачастую именно женщины становятся основными потребителями масскульта, создатели которого целенаправленно выбирают их своей аудиторией. Попробуем разобраться, почему это произошло.

Атака 50-футовой женщины

Вряд ли будет ошибкой сказать, что нынешнее влияние женщин на поп-культуру и фантастику обусловлено достижениями третьей волны феминизма. Да, их нельзя назвать особенно яркими. Третья волна — это не революция. Не идёт сражение за женскую эмансипацию, право голосовать на выборах или получать высшее образование. Этими правами западные и российские женщины давно обладают. Феминистки третьей волны поднимают другие вопросы, связанные с гендерным неравенством и мизогинией. Иногда они обращаю внимание и на проблемы Ближнего Востока, где женщины до сих пор занимают подчинённое положение. Так, замечательная турецкая драма «Мустанг» (2015) показывает печальную ситуацию в современной Турции, совершенно цивилизованной на вид стране: юных девушек запирают дома, не позволяют им ходить в школу, насильно выдают замуж.

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия
Лара Крофт 2001 года (Анджелина Джоли) и Лара Крофт из экранизации 2018-го (Алисия Викандер). Разница между этими героинями очень большая, но многие зрители обратили внимание только на размер груди

Феминистки третьей волны убеждены: женщинам в современном мире по-прежнему есть за что бороться. И сражение идёт на разных фронтах, в том числе и в поп-культуре. Женщины чаще всего выступают в рекламе и на экране в качестве сексуальных объектов, и до недавнего времени так называемые «сильные героини» были скорее редкостью в кино и литературе. В экранизации «Игры престолов» на каждый ловкий удар Арьи Старк приходится по три демонстрации обнажённого женского тела, зачастую безо всякой необходимости для сюжета.

Эти вопросы и волнуют феминисток третьей волны. Их движение неразрывно связано с понятием политкорректности. И в этом направлении, исходя, как водится, из самых благих намерений, уже успели многое наворотить, вплоть до настоящей цензуры. Например, за последние два года из школьных библиотек нескольких американских штатов исчезли романы «Убить пересмешника» Харпер Ли и «Приключения Гекльберри Финна» Марка Твена — за «расистский язык». Едва ли не единственной из американских писателей, кто выступил в защиту Твена, который при жизни активно боролся против расизма, стала лауреатка Нобелевской премии по литературе Тони Моррисон, но к чернокожей писательнице никто не прислушался. Доходит до прямого абсурда: в Германии из «Пеппи Длинныйчулок» вычёркиваются слова «негритянский король» с заменой на «короля Юга» (так Пеппи говорит о своём отце). Эффект бессмысленный и смехотворный: если «негритянским королём» можно представить гордого африканского вождя, то кто такой «король Юга» — Джоффри Баратеон? Или Джефферсон Дэвис?

Классическая литература подвергается ревизионизму, перетряхивается на предмет поиска сексизма и другого угнетения. В соцсети Tumblr, среди активных пользователей которой много феминисток, можно наткнуться на высказывания вроде: «Лев Толстой, я рада, что ты мёртв», осуждение действий большинства героев-мужчин, от мистера Дарси у Джейн Остин до мистера Дарси из «Дневника Бриджит Джонс», и другие довольно однообразные проявления возмущения. Пользователи не желают или просто забывают учитывать исторические реалии, контекст и другие тонкости. Чаще всего они хотят лишь заклеймить тёмное прошлое, сравнивая его с прогрессивным настоящим и находя минувшие века неизменно порочными.

В театре играют с Шекспиром. Например, в постановке лондонского театра «Хэмстед» в спектакле «Юлий Цезарь», где Кассия и ряд других персонажей-сенаторов играют женщины, переделали текст речи Марка Антония: известнейшая реплика «so are they all, all honourable men» превратилась в гендерно-нейтральное «all honourable Romans» (кстати, в русском переводе Козлова все они — «почтенные и доблестные люди»).

Классиков не всегда «переводят» под запросы нового дня, сохраняя оригинальные тексты, но роли персонажей-мужчин всё чаще исполняют актрисы. Главная австралийская шекспировская труппа Bell Shakespeare представляет «Ричарда III» с Кейт Малвани в главной роли: после болезни у актрисы появился настоящий горб, как у Ричарда, и в одной из сцен она раздевается, демонстрируя своё обезображенное и определённо женское тело. Роли не всегда гендерно-нейтральные: например, в постановке «Отелло» британского театра «Эвримен» Отелло — это именно она. Её играет актриса-лесбиянка Голда Рошвелл, чья героиня сочетается с Дездемоной тайным запретным браком. Сложно сказать, насколько всё это переворачивает основы, но ажиотаж зрителей и восторги модных критиков вызывает.

Иногда кажется, что это и есть основная цель. Одну вещь мы можем констатировать точно: феминизм — это модный тренд. Любая дискуссия о нём в соцсетях вызывает бурю. Хочешь словить хайп — заигрывай с феминизмом. Что-нибудь да обломится.

Охотницы за привидениями

Главный трендсеттер планеты в вопросах масскульта, конечно же, Голливуд, будь то наряды или популярные темы для фильмов. Именно он задал моду на многосерийные саги о красивых влюблённых вампирах и антиутопии-light, где отважные подростки сражаются против системы под руководством очередного Избранного. Не стоит удивляться тому, что в Young Adult больше главных героинь, чем героев. Происходит это не потому, что Гарри Поттер всем надоел, пусть же он уступит дорогу Гермионе и Джинни Уизли. А потому, что все эти истории, в отличие от саги Роулинг, откровенно сентиментальные, и фантастическая составляющая в них играет ничтожную роль — на самом деле это любовные романы для школьного возраста. А любовные романы всегда писались для женщин. Создатели «Сумерек», «Голодных игр» и их клонов нацелились на аудиторию девочек-подростков и попали в десятку посылами своих произведений: «Мы расскажем тебе, как быть крутой, чтобы у тебя появился мальчик» или «Ты можешь не быть крутой, но у тебя всё равно появится мальчик».

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия
Большинство подростковых антиутопий учат, как быть крутой, чтобы у тебя появился мальчик

Но Young Adult, кажется, успел надоесть даже своей целевой аудитории. А вот фем-тренд, напротив, лишь набирает обороты благодаря интернету и соцсетям, в которых феминистки третьей волны чаще всего и ведут баталии. До переворотного момента тренд чаще проявлял себя в реализме. Особенно отличилась английская «Суфражистка» (2015) с явлением Мерил Стрип, произносящей духоподъёмную речь на правах свадебного генерала, и посвящённая легендарному теннисному матчу «мужчины против женщин» американская «Битва полов» (2017) — фильм серьёзный, как коронарный тромбоз, но слегка скрашенный участием Стива Карелла, играющего не столько старого шовиниста, сколько клоуна, который над всеми смеётся. За ними поднялась волна благонамеренного и плоского кино о том, как женщины обязательно победят (неважно в чём).



Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия
Фуриоза из «Безумного Макса» — едва ли не сама крутая героиня в кино 2010-х, легко и непринуждённо затмившая даже заглавного героя

Фантастика, как всегда, продемонстрировала свою консервативность. В реализме дамы уже вовсю побеждали, а в «Игре престолов» произошло изнасилование Сансы Старк, после которого феминистский ресурс Mary Sue отказался дальше писать о сериале. Только отчаянный Джордж Миллер снял феерическую и феминистскую «Дорогу ярости» (2015) с великолепной воительницей пустынь Фуриозой, причём снял не по повестке дня, а для души и пыльного ветра, от которого наши волосы восторженно встали дыбом.

Настоящий мейнстримный Голливуд тем временем ждал толчка и дождался. В 2017 году началось движение #MeToo, которое стало переворотным. После обвинений в адрес могущественного голливудского продюсера Харви Вайнштейна и его общественного осуждения #MeToo победительно пошло по планете, по дороге сломав карьеру Кевину Спейси (дело о сексуальных домогательствах против актёра уже закрыли), и фем-тренд наконец развернулся в фантастике. «Игра престолов» выступила индикатором: количество обнажённых дамских бюстов пошло на спад, героини стали теплее одеваться (тем более что Зима наступила), а между толпой воинственных повелительниц (Серсея, Дейенерис, Санса, Яра, Эллария) растерянно заметался Джон Сноу, который своё место, положенное мужчине в новых реалиях, знал: он не хотел править, а хотел домой, за Стену, к Призраку и подальше ото всех.

Главным успехом феминистского кино в фантастике стала, конечно, «Чудо-женщина», поставленная женщиной-режиссёром Пэтти Дженкинс. Фильм собрал огромную кассу, почти все отзывы о нём были восторженными, и большинство феминисток его сдержанно одобрили. Сдержанно потому, что главная героиня, сыгранная очень красивой актрисой Галь Гадот, появляется на экране едва ли не в бикини (феминисткам безразлично, какой наряд у неё в комиксе), и в фильме у неё есть любовная история, что сейчас воспринимается как стереотипное изображение женского персонажа. Другая часть приняла фильм прохладно, поскольку от обычного супергеройского экшена с мужчинами-героями он не отличался: кто-то красивый и крутой бьёт ногой, и что-то взрывается, а затем враг повержен. Шумиха вокруг него была больше.

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия
«Моана» показала сильную героиню, которой и не нужен принц, чтобы самореализоваться

Старые сказки зазвучали на новый фем-лад. Прекрасный принц теперь оказывался злодеем, как в «Холодном сердце», превращался в прекрасного второстепенного дровосека, как в «Белоснежке и охотнике», а то и вовсе отсутствовал, как в «Моане» и «Храброй сердцем». Зачем нынешней боевитой принцессе принц? Она сама дракона на скаку остановит.

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия
«Джессика Джонс»

Среди бодрых девиц, укладывающих на лопатки противников-мужчин, выделялась Джессика Джонс из одноимённого сериала благодаря мрачной атмосфере и психологической травме героини, пережившей насилие. Но Джессика получилась, по сути, мужчиной-сыщиком из фильма нуар: угрюмая, циничная, разочарованная, много пьёт; она, что называется, «видела некоторое дерьмо». Теперь похожее выражение лица можно наблюдать у Цири в сериале «Ведьмак», хотя по книге девочка отличается скорее бойким и активным характером, а не смотрит на окружающий мир как Алесса Гиллеспи из «Сайлент Хилла». Тем же самым выражением щеголяла и юная героиня фэнтези-сериала «Британия», которая тоже многое видела и всем показала.

Присовокупив к этому героинь новых «Охотников за привидениями», где классической команде, не мудрствуя лукаво, просто сменили пол, можно сделать неутешительный для мейнстримового феминизма вывод. В фильмах и сериалах пресловутые «сильные героини» — это те же самые мужчины. Авторы ставят себе целью доказать, что женщины «ничем не уступают мужчинам», что они «такие же» крутые: так же колдуют, швыряют фаерболы, бьют ногой, произносят хлёсткие ванлайнеры, пьют, стреляют и мстят врагам. «Женщины равны мужчинам или даже лучше», — пытаются сказать нам авторы.

Проблема даже не столько в плакатности и плоскости — ничего другого от мейнстрима ожидать сейчас и не стоит. А в том, что эти проекты не рассказывают о женских особенностях. Это вообще не истории женщин, а истории кого-то крутого, неважно какого пола. Но от смены штанов на юбку (или на другие штаны) ничего не меняется.

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия
«Охотники за привидениями» (2016) показали, что женщины в главных ролях не дают закрыть глаза на недостатки сценария

К концу десятилетия стало ясно: голливудское фем-кино и фем-фантастика, снятая по его канонам, провалились. Да ещё создатели с сочувствующими стали обвинять в критике своих проектов мужской шовинизм. После того как трейлер новых «Охотников за приведениями» получил рекордное количество дизлайков на YouTube, команда фильма обрушилась на фанатов франшизы, оскорбив гик-сообщество. Режиссёр назвал гиков «засранцами», актриса Мелисса Маккарти сказала: «Я знаю, как выглядят такие люди, — у них нет Бена (муж актрисы Бен Фэлкоун) и нет друзей, они просто сидят и выливают свою ненависть в этом выдуманном мире интернета». Критик Ида Челлин надменно написала: «Очевидно, что вся эта критика — вопрос сексизма. Иррациональная злость мужчин выдаёт их огромный страх потерять мужское могущество». С теми же заявлениями позднее выступили актрисы фильма «8 подруг Оушена», который тоже не вызвал восторгов. Достаточно упомянуть сексизм, как твоё кино становится хорошим, вероятно, думают они. Удобно.

От низких рейтингов и закрытия проектов это, впрочем, не спасает. Так произошло с сериалом «Агент Картер» на основе комиксов Marvel, не отличившимся ничем, кроме стильной картинки. По сериалу хорошо заметен тот грубый способ, к которому прибегают, желая «усилить» женских персонажей: «ослабляют» мужских, показывают отвратительных карикатурных сексистов и подстраивают обстоятельства под героинь так, чтобы они уж точно не облажались. Это тот же сексизм, только скрытый. Чаще всего он шествует на высоких каблуках в сочетании с красной помадой и пистолетом, как Ривер Сонг в «Докторе Кто». Чья-то мужская фантазия под видом феминизма.

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия
«Из машины», 2014

Из удачных примеров можно привести не так много фильмов, но они есть. Кислотный школьный слэшер «Убить за лайк» остроумно и жестоко обыгрывает стереотип «последней девушки» в хорроре. Леденящий футуристический триллер «Из машины» размышляет над проблемой искусственного интеллекта, у которого женское лицо. Медитативный иранский вампирский вестерн «Девушка возвращается одна ночью домой» Аны Лили Амирпур погружает в транс и доказывает, что у хорошего режиссёра история любви не помеха феминизму: стереотипы не в любви, а в головах.

И, наконец, «Гравитация». Хотя работу Альфонсо Куарона, строго говоря, нельзя назвать фантастикой, она заново открывает космос как место испытания своей внутренней силы. Фильм наиболее полно отражает изначальную идею феминизма, которая начинает теряться в сетевых войнах за социальную справедливость: равенство и человечность. Он не унижает мужчин за счёт женского восхваления, напротив, мужчина показан в нём как человек достойный, надёжный друг в трудной ситуации. И женщина тем самым не становится объектом покровительственного сексизма, замаскированного под феминизм. Фильм рассказывает историю женщины, но воодушевляет всех зрителей, независимо от пола. Пожалуй, эту картину следует счесть главной удачей фем-тренда в кинофантастике 2010-х.

Собрать все призы

Литература в этом десятилетии понесла большие потери. Ушли и многие выдающиеся писательницы, среди которых Урсула Ле Гуин, которую пора уже называть великим автором как фэнтези, так и научной фантастики. В августе этого года не стало и Тони Моррисон, чей удивительный роман «Возлюбленная», положивший начало её славе, трудно отнести к конкретному жанру — он написан на стыке магического реализма, мистики и глубокой психологической прозы.

По счастью, многие замечательные писательницы по-прежнему с нами. Среди них крупнейший мастер короткого рассказа Конни Уиллис, уступающая по количеству наград только Урсуле Ле Гуин, или Келли Линк, работающая в разнообразных жанрах (иногда её произведения относят к редкому субжанру «слипстрим», близкому к сюрреализму). И, конечно, феминистка Маргарет Этвуд, написавшая знаменитую антиутопию «Рассказ служанки», по которой поставили популярный сериал на волне всё того же фем-тренда.

Фантастические женщины наступают: фантастки и героини десятилетия
Книги чернокожей писательницы Н. К. Джемисин три года подряд брали премию «Хьюго», что вызвало недовольство в среде консервативных любителей фантастики

Женщины всё чаще завоёвывают самые престижные фантастические награды, как, например, американка Энн Леки, автор НФ-трилогии о Радче. Её дебютная книга «Слуги правосудия» получила «Небьюлу» в 2013 году и «Хьюго» в 2014-м. А в 2015 году женщины-фантасты собрали все премии «Небьюла».

Почему это происходит?

Потому что женщины всё чаще пишут фантастику, другого ответа нет. Это не международный заговор феминистского лобби против фантастов-мужчин. Кажется, когда в прошлые десятилетия Ле Гуин и Уиллис получали свои премии охапками, никому такая мысль в голову бы не пришла. Надеемся, и сейчас не придёт.

2010-е годы отметила небывалая популярность ром-фанта — любовных романов в фэнтезийных и фантастических декорациях. Почти все авторы и поклонники этого жанра — женщины. Мужчины-писатели часто относятся к нему пренебрежительно. Правда, не столько из-за слабого уровня написания, сколько из-за любовной тематики: мол, что хорошего в этом сиропе? Но если у девочек есть ром-фант, то у мальчиков есть космические стрелялки с бластерами, ничуть не выше по художественным достоинствам.

Появление некачественных книг на половую принадлежность автора не спишешь, это связано с превращением книжного бизнеса в индустрию. А эта проблема лежит за пределами «битвы полов».

***

Перелом, произошедший в 2010-х, как уже было сказано, не всем по вкусу. Чаще всего недовольство «женским засильем» вызывает кино, особенно когда дело касается экранизаций. Недавно было объявлено, что на роль хитроумного интригана и правителя лорда Витинари в сериале BBC «Стража», которым снимают по мотивам книг Терри Праттчета, взяли актрису Анну Чанселлор. Подобные операции по смене пола вызывают понятное возмущение пуристов, да и просто поклонников автора. Он, в конце концов, выбрал пол своим персонажам. Если бы он захотел написать Витинари женщиной, он бы так и сделал. К тому же у Пратчетта множество прекрасных женских персонажей в других романах. Если хотите снять о женщинах, почему бы не поставить, например, «Маскарад» или «Маленький свободный народец»? Возмущение в этом случае трудно не понять и глупо списывать на сексизм. Но Чанселлор — отличная харизматичная актриса. С нею в этой роли может выйти что-то любопытное. А Пратчетт бы, скорее всего, от души посмеялся над этой идей. Стоит дождаться сериала и уже тогда судить. Например, женская инкарнация Мастера в «Докторе Кто» всем полюбилась благодаря отличной игре Мишель Гомес и точно переданной эксцентричности, сумасшествию и злому веселью оригинального Мастера.

Мир не стоит на месте, многое меняется, ничто не гарантировано. Женщина-Витинари может оказаться блестящим решением или ужасным. Мужчина-Витинари может оказаться таким же решением. Чем дальше битвы полов стоят от искусства, тем лучше для искусства.

Поэтому будем радоваться тому хорошему, что принёс фем-тренд в фантастику, и осуждать всё плохое. Как с любым трендом в любом вопросе.

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх