Новость из категории: Книги

Избранные дни - Майкл Каннингем

Избранные дни - Майкл Каннингем

В «Избранные дни» вошло три истории о Нью-Йорке — его прошлом, настоящем и будущем. В Нью-Йорке XIX века юный поклонник Уолта Уитмена работает на фабрике вместо своего погибшего брата. В современном городе сотрудница полиции расследует серию странных терактов, совершённых детьми, цитирующими Уитмена. В постапокалиптической Америке будущего андроид, также цитирующий Уитмена, бежит из превращённого в туристическую декорацию Нью-Йорка вместе с инопланетной разумной ящерицей...

Те, кто читал самый известный роман Каннингема, «Часы», могут заметить, что «Избранные дни» выстроены по похожей схеме. Три части романа, на первый взгляд, слабо перекликаются — у каждой свой завершённый сюжет. Объединяют их только персонажи. В «Часах» это были три женщины, в «Избранных днях» — другая троица: мужчина, женщина и мальчик-подросток. Протагонистов «Часов» связывала между собой Вирджиния Вулф, здесь же костяк романа держится на стихах Уолта Уитмена и его могучей личности.

Но «Избранные дни» — не только история о том, как мы неожиданным образом оказываемся связаны с людьми, умершими задолго до нашего рождения. Это масштабная, постепенно обретающая размах история об Америке и о людях, которые сделали её такой, какая она есть. Не случайно роман начинается в эпоху индустриализации, когда многочисленные заводы и фабрики, где работали главным образом иммигранты, создавали современную Америку, а поэт Уолт Уитмен воспевал величественную поступь нового человека. Машины, к звукам которых прислушивается странный мальчик Лукас на фабрике, где погиб его брат, в конечном итоге приведут мир к катастрофе, описанной в третьей части романа.

Третью часть «Избранных дней» можно читать как отдельную новеллу — хотя она многое потеряет без едва заметных связей с предыдущими частями. В ней автор набрасывает картину постапокалиптического будущего Америки тонкими штрихами, полунамёками. Мы не сразу узнаём, что почти всю территорию США опустошила ядерная катастрофа, а уцелевшие штаты разделены между мегакорпорациями, одна из которых превратила Нью-Йорк в тематический парк развлечений. Человечество вышло в далёкий космос и обнаружило там всего одну планету со слаборазвитой разумной жизнью, после чего космические исследования застопорились. Обитатели планеты Надия, разумные прямоходящие ящерицы, массово эмигрируют на Землю, где занимаются грязным неквалифицированным трудом. С созданием искусственного интеллекта тоже не сложилось: главный герой этой части принадлежит к экспериментальной партии андроидов, объявленных вне закона. Встроенная программа велит ему быть в определённый день в Денвере, штат Колорадо, — и он бежит из Нью-Йорка, прихватив с собой надианку и мальчика-сектанта...

Именно в третьей части роман выходит за пределы Нью-Йорка и наращивает масштаб — и именно для этого, судя по всему, Каннингему и понадобилось экспериментировать с фантастической прозой. «Избранные дни» — это роман о людях, для которых «последним фронтиром» оказывается космос, всё ещё дарящий надежду человечеству, кое-как выживающему на постъядерных просторах.

Как с любой большой литературой, в «Избранных днях» немало тем и идей, над которыми хочется размышлять. Это и взаимоотношения людей и машин, и проблемы иммиграции и расизма, и любимая тема Каннингема — история «новой семьи», людей, которые в условиях тотальной отчуждённости машинной цивилизации находят тех, с кем их связывают не родственные и не романтические чувства, а ощущение «своих». При этом прозу Каннингема не назовёшь сложной: она прозрачна и поэтична, но оставляет ощущение, будто между строк говорится гораздо больше. Если попасть на одну волну с автором, его тексты становятся совершенно завораживающим чтением.

Слово творца

Когда я изучал Нью-Йорк XIX века для первой части, я очень хорошо знал, что это было мрачное и непростое место. Он был грязным. В двенадцати футах над головами нависало нечто вроде второго неба из тяжёлого угольного дыма. Люди работали на фабриках по 12 часов 6 дней в неделю. И посреди всего этого вышагивал мистер Уолт Уитмен, наш великий дервиш, наш великий поэт-трансценденталист, повторяя: «Как прекрасно. Как это всё удивительно»... Уитмен стал своеобразной душой книги, со своим выпестованным, глубоко рациональным оптимизмом, от которого просто так не избавишься, как бы плохо ни обстояли дела.

Вердикт

Красивый заход одного из ведущих мейнстримных писателей современности на фантастическую территорию.


Итоговая оценка: 8 баллов из 10!

Рейтинг статьи

Оценка
0/5
голосов: 0
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх