Новость из категории: Информация, Фильмы

Ангелы в фантастике

Ангелы в фантастике

По запросу «ангелы» сайт IMDb приводит свыше тысячи фильмов. И пускай в некоторых заголовках это слово используется не в прямом значении, результат впечатляет А количество иллюстраций и книг, где фигурируют ангелы, и вовсе не поддаётся подсчёту. Сломив рамки религиозных догматов, крылатое воинство вырвалось на свободу. И его новым домом стала фантастика.

В начале начал

Правда, надо заметить, что это воинство вовсе не обязательно крылато. Некоторые упомянутые в Библии ангелы, принимая антропоморфный вид, могли легко обходиться без крыльев, если того требовала их миссия. И, наоборот, крыльев ещё не достаточно для причисления к ангелам. Так, в «Книге пророка Захарии» описывается появление двух женщин с «крыльями как крылья аиста», а в «Откровении Иоанна Богослова» рассказывается о женщине, которой даны были «два крыла большого орла» для полёта. И никого из них ангелами не называют.

Ангелы в фантастике
Трое ангелов, пришедших к праотцу Аврааму, имели вполне человеческий облик (картина Ноэля Алле, французского художника XVIII века)

Основными источниками знаний об ангелах служат священные тексты трёх религий: иудаизма, христианства и ислама. В религиозном толковании ангел — небесный герольд, глашатай и исполнитель Божьей воли. Само это слово происходит от древнегреческого ἄγγελος — посланник, вестник. Отдельные описания ангелов, встречающиеся в священных текстах, призваны скорее внушать трепет, чем помогать в видовой классификации. Создания неземные и непостижимые, они с трудом поддаются воображению, что уж говорить о попытках зарисовать их или дать подробный словесный портрет. Отрывок из «Книги пророка Иезекииля» служит ярким примером:
«У каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; а ноги их — ноги прямые, и ступни ног их — как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь. И руки человеческие были под крыльями их, на четырёх сторонах их; и лица у них и крылья у них — у всех четырёх; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего. Подобие лиц их — лицо человека и лицо льва с правой стороны у всех их четырёх; а с левой стороны лицо тельца у всех четырёх и лицо орла у всех четырёх. И лица их и крылья их сверху были разделены, но у каждого два крыла соприкасались одно к другому, а два покрывали тела их.»

Ангелы в фантастике
Видение пророка Иезекииля, одна из версий (гравюра Маттеуса Мериана, художника XVII века)

Как облечь подобное в простые слова и краски? Как сделать небесное — понятным и земным? Отсюда и появились расхождения в образе ангелов: и светские художники, и иконописцы, будучи не в силах передать ангельский облик, всё чаще сосредоточивались не на форме, но на сути, выбирая путь упрощения и аналогий. Умение ангелов летать воплощали в двух крыльях, простёртых за спиной. А сложное многообразие тел сменилось обычной человеческой плотью, с нормированным количеством конечностей и глаз. Необходимость выразить ангельскую природу в искусстве мало-помалу низводила этих существ из области невиданного и чужеродного в плоскость привычного, пусть и диковинного, но понятного.

Первые шаги в искусстве

Усреднённое описание ангела можно свести к четырём основным характеристикам: ангелы человекоподобны, у них есть крылья, они владеют сверхъестественными способностями (невидимостью, неуязвимостью и прочими) и обладают знаниями, недоступными простым смертным, — как минимум твёрдым знанием о существовании Бога. Последний пункт — ключевое отличие ангелов от других фантастических существ: крылья есть у фей и драконов, антропоморфность в той или иной степени присуща эльфам, оборотням, русалкам и вампирам, а без сверхъестественных способностей не обходится ни один мифический персонаж.

Но все перечисленные, несмотря на свои таланты, остаются как бы на одном уровне с человечеством — и живут параллельно людям, существуя в одной с ними системе координат. Ангелы всегда стоят на ступеньку выше.

И всё дело здесь — именно в знании. То, о чём люди могут только догадываться, во что могут только верить, ангелам известно доподлинно. Уже одним своим существованием они возвещают и о существовании Бога. Занимая нишу между Богом и людьми, ангелы оказываются «в подвешенном состоянии», оставляя искусству простор для трактовок.

Ангелы в фантастике
В облике музицирующего ангела Фра Беато Анджелико (1433) ещё сохраняются черты божественного вестника, а ангел-музыкант Россо Фьорентино (1520) уже похож на ребёнка, приладившего игрушечные крылья за спиной

Традиционные каноны изображения небесных вестников складываются к середине IV века. На иконах и фресках ангелы чаще всего предстают кудрявыми юношами в белоснежных одеждах, с крыльями и нимбом. Со временем сложившийся образ начинают использовать не только в религиозных, но и в чисто эстетических целях. Ангелы больше не обязаны внушать трепет своей инаковостью — они всё сильнее напоминают людей, их изображения всё меньше отличаются от портретов обычных смертных.

Ренессанс вплотную приближает ангелов к реалиям повседневной жизни, перемешивая христианские каноны с язычеством и фольклором. Древнеримский бог любви, крылатый Купидон, начинает сливаться в людском сознании с херувимами, древнегреческая богиня победы Ника — с ангелами небесного воинства. Схожая судьба ждёт и других крылатых богов античного мира: Танатоса, Немезиду, Дике. Они лишаются своих имён, становясь безымянными ангелами триумфальных барельефов и кладбищенских надгробий.

Ангелы в фантастике
Ангелы Мильтона обуреваемы вполне людскими страстями (иллюстрации Уильяма Блейка и Гюстава Доре)

В 1667 году выходит «Потерянный Рай» Джона Мильтона — монументальная поэма о падении ангелов и изгнании из Рая первых людей, одна из наиболее грандиозных попыток художественного переосмысления Библии за всю историю человечества. В своей работе Джон Мильтон опирался как на Ветхий Завет, так и на апокрифические тексты.

Полтора века спустя Уильям Блейк создаёт к «Потерянному Раю» несколько иллюстраций. Среди них — сцена разгрома восставших ангелов: изгнанные с небес, они падают в пропасть, лишённые крыльев. А в 1866-м свою версию предлагает Гюстав Доре: на его гравюрах мятежников от сохранивших верность Господу ангелов отличают тёмные кожистые крылья.

Ангелы в фантастике
Ангелы были постоянными персонажами рождественских сюжетов (норвежская открытка 1912 года)

Движущиеся картинки

Ангелы в фантастике
Один из первых спецэффектов в кино — появление ангелов («Вифлеемская звезда», 1912)

Один из самых ранних дошедших до нас художественных фильмов «Вифлеемская звезда» (1912) поставлен по мотивам описанных в Библии событий, сопровождающих рождение Иисуса Христа. Ближе к концу сохранившегося пятнадцатиминутного отрывка над волхвами и Марией появляется ликующий сонм ангелов. Эффект чуда достигается благодаря приёму наложения кадров. А чтобы ангелов было проще узнать, актёров, играющих райских вестников, снабдили крыльями и нарядили в белоснежные ниспадающие одежды, уже хорошо знакомые зрителям — не столько по иконам, сколько по изображениям на почтовых открытках. В предводителе небесного воинства узнаётся архангел Гавриил — он облачён в доспехи и вооружён щитом и мечом.

Ангелы в фантастике
Джордж Бейли и ангел за правым плечом («Эта замечательная жизнь»)

Вплоть до окончания Второй мировой ангелов на экранах можно было увидеть преимущественно в фильмах религиозной тематики. Прорывом стала картина «Эта замечательная жизнь» режиссёра Фрэнка Капры, вышедшая в 1946 году. Зрители её не оценили — кассовые сборы были скромными, зато фильм номинировался на «Оскар», а десятилетия спустя обрёл-таки заслуженную популярность и стал транслироваться на телеэкранах под Рождество.



Картина была поставлена по рассказу Филипа Ван Дорена Стерна «Величайший подарок». Это оригинальная история, не опирающаяся на сюжеты священных текстов. Герой фильма, отчаявшийся человек по имени Джордж Бейли (Джеймс Стюарт), под тяжестью свалившихся на него проблем решает совершить самоубийство. Чтобы переубедить Бейли, небеса посылают ему ангела (Генри Треверс). Тот покажет герою, каким был бы мир, где Джордж Бейли не появился на свет.

Имя ангела, Кларенс Одбоди, подчёркнуто не библейское. У него обыденная среднестатистическая внешность немолодого мужчины, его повадки и манера разговора скорее чудны, чем чудесны, — ничего удивительного, что Бейли поначалу не верит своему случайному знакомому, подозревая, что тот либо разыгрывает его, либо повредился умом. И ещё один важный момент: небесный вестник не только выполняет божественную волю, спасая Джорджа от гибели, но и преследует свои интересы — за удачное завершение миссии ему обещают выдать крылья, которых Кларенс ждёт не дождётся уже две сотни лет. Появление у ангела, помимо слепого чувства долга, ещё и личной мотивации - огромный шаг для развития образа. Это сразу наделяет его сугубо человеческими чертами.

В поисках человечности

Следующим закономерным этапом становится развитие отношений между человеком и небесным посланником: от ненавязчивой симпатии — до сокрушительной любви. Одной из первых попыток показать это на экране стала «Жена епископа» (1947), где ангел по имени Дадли отправляется на помощь священнослужителю, но неожиданно влюбляется в его супругу.

Ангелы в фантастике
Ангелы Вима Вендерса носят пальто и шарфы («Небо над Берлином»)

В 1987 году на эту тему вышло сразу два фильма. Первый — провальная молодёжная комедия «Свидание с ангелом», примечательная лишь участием Эммануэль Беар, исполнившей роль сострадательного ангела с непременными белоснежными крыльями за спиной. Второй — на этот раз удачной — попыткой рассказать на больших экранах историю любви человека и ангела стало «Небо над Берлином» (другое название — «Крылья желания») Вима Вендерса. Главные герои, ангелы Дамиэль и Кассиэль, тяготятся своим бессмертием и немного завидуют людям, так ярко проживающим свою короткую, но насыщенную событиями жизнь. Влюбившись в девушку по имени Марион, Дамиэль становится человеком.

Фильм получил несколько премий и был тепло принят зрителями, а в 1998 году вышел голливудский ремейк — «Город ангелов» с Николасом Кейджем и Мег Райан.

Отношения ангела с конкретным человеком становятся зрителям интереснее отношений ангелов и человечества с Богом. Ангелы перестают быть посредниками и исполнителями чужой воли, обретая собственные желания, самостоятельно принимая решения и самовольно вмешиваясь в жизни смертных.
Постепенно в искусстве набирает популярность идея единосущности ангела и человека. Она выражается в предположении, что ангел после падения превращается в человека, — а человек, в свою очередь, после смерти становится ангелом.

Ангелы в фантастике
В фильме «Каспер» (1995) в роли небесного вестника и доброй феи выступает погибшая жена одного из героев

Яркий пример можно встретить в фильме «Каспер» (1995), где в роли небесного вестника и доброй феи выступает погибшая жена одного из героев. Двойственность миссис Харви подчёркивается внешним обликом: её одежда — алого цвета, но развевается на ветру, подобно ангельским крыльям. Ещё одним примером служит экранизация романа Ричарда Матесона «Куда приводят мечты», вышедшая в 1998 году: здесь в мире посмертия и вовсе обошлись без ангелов, возложив функции проводников и вестников на погибших друзей и членов семьи главного героя.

Преломляя основы

Ангелы в фантастике
Архангел Габриэль в «Пророчестве» носит чёрное и не церемонится с людьми

Примерно в те же годы появляется франшиза «Пророчество»: первый фильм, вышедший в 1995 году, быстро становится культовым и порождает несколько менее удачных сиквелов, на десятилетие став одним из главных ориентиров для изображения ангелов на киноэкранах.

У центрального героя,архангела Габриэля в блистательном исполнении Кристофера Уокена, нет крыльев — но есть привычка по-птичьи сидеть на спинках стульев. В отличие от добряка Кларенса, Габриэль никого не отговаривает от самоубийства — он самовольно возвращает умирающих к жизни, принуждая их влачить безрадостное существование своих бесправных слуг.

Самое удивительное в первом «Пророчестве» — переосмысление устоявшихся кинематографических приёмов в изображении ангелов. Отказавшись следовать проверенным рецептам, авторы фильма вернулись к истокам. Их ангелы вовсе не любят человечество — они исполняют Божью волю. Или же противятся ей.

Пусть в «Пророчестве» у ступающих на Землю ангелов нет крыльев, с людьми их спутать не удастся: ангельские поступки плохо вписываются в человеческую мораль, а совесть не мешает им использовать смертных в своих целях, ничуть не заботясь об их душевном покое. У ангелов собственная система ценностей и своё понимание дозволенного. Не случайно персонажи «Пророчества» носят библейские имена, отсылающие зрителей к их прототипам, у которых из человеческого — только форма, но никак не суть. Подчёркивая неземную природу героев, в фильме используют отсылки и к другим текстам: так, отправляясь на поиски чёрной души, Габриэль берёт с собой горн, владение которым приписывали ему апокрифы и Джон Мильтон. А корни знаменитой цитаты Габриэля о впадинке над губой («Я открыл тебе одну тайну, а затем приложил палец к твоим губам и сказал: тсс!») можно найти в еврейской мифологии — схожую легенду, но уже об ангеле Лайле, приводит фольклорист Говард Шварц.

В противовес мрачному «Пророчеству» год спустя на экраны выходит мелодраматический «Майкл» Норы Эфрон, где роль архангела — на этот раз Михаила — сыграл Джон Траволта. В истории нет глобального конфликта: Майкл выступает в роли утешителя и духовного наставника для пары-тройки людей, наслаждается «земными каникулами» и творит небольшие, но значимые чудеса. Из привычного ангельского облика центральный персонаж фильма сохраняет кудри и перистые крылья — их уравновешивает подчёркнутая приземлённость манер Майкла и общая страстность его натуры. Как и Габриэль из «Пророчества», Майкл проявляет свободу воли и действует сообразно собственному разумению, причиняя людям добро исключительно по желанию, а не в силу навязанного свыше долга.

Продолжая деконструкцию, в 1999 году Кевин Смит снимает «Догму» — историю двух ангелов, Локи и Бартлби, некогда сосланных на землю, но теперь отыскавших лазейку для возвращения на небеса. Несмотря на то, что роли ангелов в «Догме» исполняют мужчины, в фильме оригинальным образом обыгрывается тема бесполости ангелов — соответствующую цитату вспомните сами.

Ангелы в фантастике
Кастиэль в «Сверхъестественном» вырастает из второпланового персонажа в третьего, после братьев Винчестеров, главного героя

Сериал «Сверхъестественное», с 2005 года исследующий, среди прочего, и проблемы взаимоотношения ангелов с человечеством, выводит в число основных персонажей Кастиэля — не просто ангела, принявшего антропоморфный облик, а ангела в человеческом теле. Кастиэль объясняет, что истинный облик ангелов для большинства людей смертельно опасен, поэтому, чтобы взаимодействовать с ними, небесным вестникам приходится использовать «сосуды» — тела избранных, в которых ангелы вселяются, полностью подчиняя их собственной воле.

В один год с премьерным сезоном «Сверхъестественного» на больших экранах появляется «Константин: Повелитель тьмы» — экранизация серии комиксов DC о рабочих буднях медиума и экзорциста Джона Константина. Здесь против человечества снова выступает Габриэль — на этот раз в исполнении Тильды Суинтон. Нарочитая андрогинность её образа знаменует очередное обращение к истокам — к священным текстам, в которых ангелы не имели пола.

Ангелы в фантастике
«Единственный фильм, в котором Тильде Суинтон не закрасили крылья!» («Константин: Повелитель тьмы»)

Ещё один важный штрих в «Константине» — крылья ангела как визуализация договора между ангелом и Богом. Крылья становятся аналогичны контракту, который можно при необходимости в одностороннем порядке разорвать. Идея получает развитие в фильме «Легион» (2010), где архангел Михаил (на этот раз — с лицом Пола Беттани) добровольно отсекает свои крылья, становясь на защиту человечества вопреки божественному приказу. Фильм был прохладно встречен критиками, но породил продолжение — сериал «Доминион», пользовавшийся зрительскими симпатиями на протяжении двух сезонов.

В сериале «Люцифер» (первый сезон вышел в 2016 году), поставленном по мотивам одноимённой комикс-серии, у ангелов есть крылья, обычно спрятанные от людского взора, так что внешний облик ангелов ничем не отличается от человеческого. Ангелы в «Люцифере» часто оказываются наивными, неправильно толкуют чужие слова и поступки, всё время сомневаются в себе и допускают досадные промахи при попытках разобраться в мотивах человеческих действий. Старейший из ангелов, Аменадиэль, не может отличить искреннюю симпатию от маркетинговой уловки, а ненавидящий манипуляции Люцифер едва не рушит отношения со своей возлюбленной, принимая за чистую монету наставления её школьного ухажёра. Знания, накопленные ангелами за долгие века существования, здесь нисколько не помогают. Неудивительно, что ближайшим другом героев и одним из центральных персонажей сериала быстро становится психотерапевт.

Ангелы в фантастике
Гавриил из «Благих знамений» пытается воспитать из Азирафеля нормального ангела. Азирафель же пытается видеть в Гаврииле человека

Сериал «Благие знамения» (2019), созданный по мотивам одноимённого романа Терри Пратчетта и Нила Геймана, представляет ангелов прилежными сотрудниками небесной канцелярии, которые скованы рамками своих устаревших представлений о мире. Эти ангелы редко спускаются на Землю и относятся к смертным с лёгким пренебрежением. Только один из них, Азирафель, несколько веков прожив бок о бок с людьми, начинает перенимать их привычки: учится танцевать гавот, кормит уток, наслаждается хорошей литературой и вкусной едой и даже становится владельцем настоящего книжного магазина. А затем, в паре с демоном Кроули (тоже, по сути, ангелом, «не столько падшим, сколько скатившимся по наклонной»), становится на защиту человечества, помогая предотвратить Конец света. При этом стороной добра формально остаются архангел Гавриил и сопровождающая его свита (в лице Михаила, Уриила и Сандальфона), свято уверенные, что, запуская Армагеддон, поступают правильно, действуя в соответствии с божественным замыслом. Азирафель в их глазах — предатель, преступивший законы Божьи и заслуживающий страшной кары.

За гранью земных небес

Параллельно развитию ангелов в жанре магического реализма, так многоцветно отражённом в кинематографе, происходят попытки смешивать религиозную мистику и с другими жанрами — в частности, с научной фантастикой. Иногда это приобретает откровенно комичные, а порой и фривольные черты, как в «Барбарелле» (1967), где, путешествуя по межзвёздному пространству, героиня встречает на одной из планет ангелоподобного мужчину.

В 2007 году попытку поставить знак равенства между ангелами и пришельцами с других планет предприняли в сериале «Доктор Кто». Доктор встречает на Земле удивительную форму жизни, представители которой каменеют, если на них посмотреть. За характерный внешний вид (хитон, крылья, прижатые к лицу ладони) их называют Плачущими ангелами. На самом деле они — гуманоидная раса, способная отправлять человека назад во времени, при этом лишённая сострадания к людям и порой убивающая их без каких-либо видимых причин. Доктор называет их психопатами. Обладая свободой воли, они предпочитают использовать человечество, а не сотрудничать с ним.

Ангелы в фантастике
Ангелы инопланетные, в стиле минимализм («Знамение»)

Другой попыткой вывести ангелов на космические просторы стал фильм «Знамение» (2009) Алекса Пройаса, с Николасом Кейджем и Роуз Бирн в главных ролях, где смешались образы пришельцев и ангелов. Эти существа чужды человечеству: они равнодушно исполняют свой долг, не снисходя до объяснений и не пытаясь сделать больше положенного. Похоже, бескрайние ледяные просторы Вселенной начисто выморозили из этих ангелов всё живое.

Ангелы в фантастике
В мире Sacred ангелы выглядят как фэнтезийные воительницы с крыльями

По мере того как ангелы всё меньше ассоциировались с религией и всё больше — с другими, более приземлёнными фантастическими существами, их образ стали чаще использовать в настольных и компьютерных играх, продолжая жанровые эксперименты. Ангелы становятся неотъемлемой частью Санктуария — вселенной игр Diablo, появляются в Heroes of Might and Magic и в Sacred.

Ангелы в фантастике
Книги о Сангвинии входят в цикл «Ересь Хоруса»

На первый план выходит боевая ипостась ангелов, подчёркивается их ценность как небесного воинства, а не божественных вестников и хранителей знаний. В сеттинге Warhammer 40,000 слово «ангел» часто фигурирует в названиях боевых орденов, а предводитель одного из легионов, примарх Сангвиний, и вовсе обладает белоснежными крыльями.

Тема ангелов как пришельцев с других планет находит отражение и в литературе. Одна из самых оригинальных интерпретаций — рассказ Пола Ди Филиппо «Создатели ангелов» (1999), где ангелами становились люди, вступившие в симбиоз с представителем инопланетной жизни и таким образом потерявшие свою личность. Взамен они получают доступ к коллективному сознанию, направляющему ангелов в любой уголок планеты, где требуется их помощь.
Подобный концепт изящно встраивается в традиционное, религиозно-фольклорное понимание ангельской природы: придуманные Ди Филиппо гибриды занимают место между землёй (человечеством) и небом (космосом), обладают крыльями, отличаются иконописными чертами лица и подчиняются высшему разуму, направляющему их к оказавшимся в критической ситуации людям. Подчёркнуто футуристичный эпизод превращения героини в ангела не рушит мистической атмосферы, наоборот — подчёркивает её, выворачивая ситуацию наизнанку:как в древние времена люди суеверно объясняли явления природы мистическими причинами, так персонажи «Создателей ангелов» цепляются за науку, раскладывая на сложные формулы обыкновенные чудеса.

У ангелов и пришельцев в произведениях научной фантастики действительно много общего: и те и другие спускаются с неба, подчиняются иным, нежели человечество, законам, обладают тайными знаниями. И, несмотря на видимую антропоморфность, всегда остаются на Земле чужаками.

Первые среди равных

Особенной популярностью в фантастике пользуется архангел Гавриил (Габриэль), которому вечно достаётся роль антагониста. Из фильма в фильм он с завидным упорством противостоит роду человеческому, отличаясь пренебрежительным отношением к смертным и нетерпимостью ко всему людскому. Меняются актёры и мотивация, но общий посыл остаётся прежним: «Пророчество» (1995), «Константин» (2005), «Легион» (2010), «Благие знамения» (2019) - десятилетиями фильмы учат зрителей не доверять Гавриилу. Сложившийся в кинематографе образ строится на отголосках религиозных преданий, священного писания и апокрифов: борьба Гавриила с исполинами (нефилимами) и падшими ангелами в «Книге Еноха», возложенная на него миссия божественного вестника, ассоциация с ангелами Апокалипсиса, возвещающими начало Судного дня.

Ангелы в фантастике
Габриэль в «Сверхъестественном» — обаятельный мерзавец

Ангелы в фантастике
А Микаэль Джона Траволты в фильме «Майкл» — просто обаятельный

Благодаря схожему статусу в небесной иерархии противником Гавриила на киноэкране часто становится Михаил (Микаэль или Майкл). Если Гавриилу обычно достаётся образ равнодушного исполнителя чужих приказов, не слишком ценящего простых смертных, то Михаил, напротив, становится воплощением человечности и бунтарского духа.


***

Для ангела уже давно не важны ни цвет крыльев, ни их наличие, ни формальное одобрение Бога. Чтобы стать врагом человечества, ангелу не обязательно делаться падшим. Чтобы стать защитником человечества — тоже. Ангелы в фантастике не лучше и не хуже людей — они, как и люди, имеют право выбора. Просто не каждый находит в себе желание и силы этот выбор совершить.

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх