Новость из категории: Книги

Лаций. Мир ноэмов - Ромен Люказо

Лаций. Мир ноэмов - Ромен Люказо

«Лаций» — эпическая (в самом буквальном смысле этого слова) космическая опера. При чтении уже первой трети книги в голову приходят ассоциации с Симмонсом и Дукаем. Перед нами глобальная фантастика, основанная на античной культуре и наполненная отсылками как к Гомеру, так и как Азимову, Брину, Бэнксу.

Во вселенной ноэмов античная цивилизация не растворилась в своих преемниках, но продолжила развиваться. До определённого момента. Произошла Гекатомба — апокалипсис, в ходе которого человечество было уничтожено подчистую, так что даже образцов ДНК не сохранилось. Эстафету перехватили ИИ, преданные слуги людей, не представляющие своего существования без хозяина. Их волю жёстко ограничивают Узы (по сути, три закона робототехники), и на месте человеческой цивилизации они создают колоссальный некрополь, где имитируют жизнь человеческого общества. Однако по уровню ИИ уже близки к богам, которым поклонялись люди; они занимаются терраформированием планет, создают разумную жизнь, переносят сознание в органические носители, даже разрушают целые планетарные системы. Ноэмы могущественны, но смирительная рубашка — Узы — сдерживает их и не даёт создать собственное независимое общество. Их существование подчинено одной цели — возродить человечество.

А точнее, двум целям. Через некоторое время после исчезновения людей ИИ обнаружили в космосе другую разумную жизнь. Ноэмы посчитали её враждебной — та стремительно расширяла зону своего обитания и постепенно приближалась к границам бывшей человеческой империи. Однако, даже несмотря на всё своё могущество, ИИ не могли воевать с противником напрямую — им запрещено причинять вред любой разумной органической жизни. А потому они воспользовались тем, что технологии другой цивилизации не позволяли ей достичь человеческой территории без «пересадок», и разрушили несколько планетарных систем. После этого ноэмы столкнулись с дилеммой: следует им разрушить Узы, чтобы выжить, или бездействовать и погибнуть, но сохранить верность хозяевам.



Впрочем, некоторые ноэмы всё же развиваются. Воинственный Отон создаёт расу разумных псов-людей, рассчитывая получить от них свободу воли. Преданная прошлому и человеческим заветам Плавтина уже ни на что особо не рассчитывает, пока не получает странный сигнал. Он пробуждает в ней новую надежду и разрушает хрупкое равновесие между ИИ.

Люказо изящно обходит давнюю проблему научной фантастики: как описать цивилизацию ИИ, чьё мышление явно будет радикально отличаться от человеческого? У каждого ноэма есть некий шаблон, от которого он отталкивался, пока рос и развивался. Каждый способен к параллельному мышлению; оно обеспечивается аспектами — своего рода копиями, созданными под определённые цели и располагающими ограниченными ресурсами. Так что каждый ноэм обладает шизофреническим сознанием — это позволяет ему мгновенно решать невероятные задачи и управлять сложными процессами, но одновременно с тем вызывает внутренние противоречия, грозящие разрушить разум. Ведь у самых сложных аспектов есть личность, и они не всегда согласны с «материнским» решением.

В романе грандиозные машины и красивые научно-фантастические идеи соседствуют с дворцовыми интригами, и это прекрасно. Однако склонность автора долго разъяснять философские концепции и вписывать ноэмов в античный контекст рискует показаться утомительной, иногда даже дидактичной. Люказо буквально наслаждается шансом развернуть полотна античной философии, примерить их на модель сверхдалёкого будущего и посмотреть, что из этого может получиться.

К тому же, как и в случае с Дукаем, читателю придётся самому разбираться в происходящем. Люказо сразу забрасывает его в тёмный лес терминов и событий, значение которых проясняется исподволь, по мере чтения. Постепенно расширяется мир, открывается история и её главные действующие лица. Ожидание и следование за авторским темпом вознаграждаются, когда осколки витража складываются вместе в цельную картину.

Мир ноэмов — то, чего поклонникам НФ часто недодают. Со времён Бэнкса к созданию настолько масштабного и комплексного мира мало кто подходил, и Люказо пополняет скудный список авторов, способных на это.

Вердикт

«Лаций» — интересный и продуманный роман, его смело можно назвать открытием в жанре. Неторопливость и некоторая путаность первой половины книги компенсируются отличным финалом и лёгким флёром золотого века фантастики.


Итоговая оценка: 8 баллов из 10!

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх