Новость из категории: Информация, Настольные

Настольные игры - механика наследия

Настольные игры - механика наследия

Создатели настольных игр стараются сделать так, чтобы игроки долго не теряли интерес к их детищу и вновь и вновь доставали с полки заветную коробочку. Дополнения и переиздания, новые кампании и продолжения — всё это придумывается, чтобы разнообразить игровой процесс и заставить вас сыграть ещё десяток партий. Каково же было удивление настольного игрового сообщества, когда несколько лет назад все топы популярности (и продаж!) возглавила игра, которую после единственного прохождения оставалось, по сути, только выбросить — за время основной кампании компоненты необратимо менялись. Чем же игроков, обычно так заботящихся о любимых настолках, покорили игры с механикой наследия?

Наклейки и конверты


Прежде чем обратиться к истории создания механики, давайте разберёмся в её сути. Как нетрудно догадаться из названия, в играх, основанных на наследии (в оригинале legacy), действия игроков имеют далеко идущие и необратимые последствия. И это касается не только игрового процесса, так что «наследием» нельзя назвать игру со стандартной кампанией, в которой, к примеру, игрок развивает своего персонажа, прокачивая его умения и навыки, и от сценария к сценарию принимает сюжетные решения, чтобы прийти в итоге к какой-то концовке. Да, решения игрока влияют на прохождение, однако после окончания игры можно разложить все компоненты по местам, героя «разобрать» и создавать историю заново.

А вот если перед началом первой игры вы придумываете персонажу имя, выводите его маркером на планшете, в процессе прокачки что-то наклеиваете на карты или пишете на них, навсегда сохраняя прогресс, отмечаете пройденные локации прямо на игровом поле, вскрываете коробочки и конверты с новыми компонентами и правилами, безжалостно уничтожая старые, — вот это настоящее наследие. Тогда после прохождения ваша коробка изменится до неузнаваемости и будет не похожа на коробку друга, прошедшего ту же игру другим путём. Её не получится «откатить» к началу, и сыграете ли вы в неё хоть раз после завершения — большой вопрос.

Неужели такие условия способны привлечь любителей настольных игр? Ведь обычно они свои игры холят и лелеют, одевают в протекторы. А ещё всегда гордятся тем, что, купив коробку один раз, могут играть в неё десятилетиями. Нет, по всем параметрам игра, основанная на такой механике, должна была провалиться. И в первый раз это чуть не случилось.

Первый «Риск» комом


Настольные игры - механика наследия
Роб Давио не только создаёт настольные игры, но и читает лекции по игровому дизайну во многих американских университетах

В 2011 году свет увидела игра Risk Legacy — одна из многих версий знаменитой настольной стратегии, впервые вышедшей аж в 1959 году.
Но Legacy не ограничилась сменой сеттинга или количества игроков. Её ведущий разработчик Роб Давио изобрёл абсолютно новую, революционную механику, которая чуть было не прошла незамеченной.

Настольные игры - механика наследия
«Играй. Меняй. Сделай своей» — гласила надпись на коробке Risk Legacy. А специальная наклейка предупреждала: «То, что сделано, не может быть отменено»

Игровой процесс базового «Риска» наполнен бросками кубиков и очень зависит от удачи, так что назвать его серьёзной стратегией язык никогда не поворачивался. Играть в него много и часто игрокам не хотелось. Роб Давио решил попытаться удержать их интерес хотя бы на протяжении одной кампании из 15 партий. Для этого часть компонентов упаковывалась в конверты, которые разрешалось вскрывать только при определённых условиях. Давио не прогадал — эффект ожидания не отпускал до тех пор, пока не распечатывался последний конверт. А внутри скрывалось много интересного: новые карты, наклейки на поле и даже правила, которые надо было вклеивать в пустые места буклета, тем самым усложняя и развивая игру прямо в процессе прохождения. И самое главное — Risk Legacy давал игрокам ощутить то, как они персонифицируют игру, подгоняя её исключительно под себя. Они могли закладывать собственные города, выбирая для них место на поле и подписывая названия, или менять навыки своих личных фракций, делая их всё более непохожими друг на друга. А старые, уже ненужные карты предлагалось «порвать и выбросить».

Таким образом, на протяжении кампании, постоянно изменяя игру, игроки должны были определить абсолютного победителя, который получал право подписать всю коробку и назвать завоёванный мир своим именем.

Уже по этому описанию можно составить представление об основных недостатках — вернее, сложностях, — поджидающих игроков. Во-первых, компоненты портятся (а через это не каждый способен перешагнуть), а во-вторых, игровой процесс очень требователен к составу игроков. В «Риске» максимальный состав — пять человек, и рекомендуется все 15 партий собираться одной и той же группой. Только тогда каждый сможет по-настоящему прочувствовать последствия своих решений. А в том, чтобы входить в игру новичком в середине кампании, когда кто-то до тебя уже выбрал для твоей фракции путь развития (вероятно, не самый удачный), удовольствия мало.

Настольные игры - механика наследия
В процессе кампании поле Risk Legacy заполняется наклейками с новыми городами и бонусами регионов

Ну и, конечно, главный бич легаси-игр — то, что после окончания кампании игру можно выкинуть. Нет, можно ещё поставить поле в рамочку, чтобы сохранить на память, или повесить на стену, — в общем, что угодно делать, только не играть. Тем не менее многие игроки успели распробовать Risk Legacy. Он получил в год выхода несколько наград как самая инновационная игра, но не обрёл мировой известности и популярности. Во многом из-за того, что «Риск», хоть обзавёлся конвертиками, в сути своей остался «Риском» — всё таким же рандомным и кубикозакидательным. К тому же для Роба Давио это была проба пера в условиях новой механики, и он сам позже признавал, что в Risk Legacy намешано слишком много всего.

К счастью, он не остановился на достигнутом.

Вирусная механика


Настольные игры - механика наследия
Первый сезон «Пандемии. Наследия» вышел в двух вариантах оформления: синем и красном. Внутри они ничем не различаются

Следующая игра от Давио с механикой наследия тоже основывалась на уже завоевавшем популярность настольном хите. В «Пандемии» — стратегии, вышедшей в 2008 году, — игроки совместными усилиями пытались спасти мир от расползающихся по континентам болезней, создавая лекарства и отправляя врачей в охваченные заразой регионы. За несколько лет с момента выхода игра успела получить ворох наград и обрести большую популярность: игрокам пришлось по вкусу сочетание неизбитой темы и несложного, но увлекательного геймплея, который мог собрать за одним столом и новичков, и опытных настолыциков.



Настольные игры - механика наследия
Две трети коробки «Пандемии. Наследия» занимают секретные коробочки

«Пандемия. Наследие» вышла в 2015 году и произвела в мире настольного хобби эффект разорвавшейся бомбы. Семейная игра с незамысловатым игровым процессом внезапно взлетела на первое место самого уважаемого топа настольных игр сайта Board Game Geek и не отдавала первенство несколько лет (сейчас она опустилась, но всего лишь на вторую строчку)! Тиражи быстро заканчивались в магазинах многих стран, а интернет заполнили восторженные отзывы игроков с рассказами об уникальном игровом опыте, который они не получали прежде ни от одной настольной игры.

Настольные игры - механика наследия
Второй сезон «Пандемии. Наследия» уже не вызвал в мире такого большого ажиотажа. А тема приквела очень не понравилась многим российским игрокам. Тем не менее он тоже будет локализован

Счастливчики, заполучившие себе экземпляр, обнаруживали внутри множество запечатанных коробочек, листы с наклейками и отрывными «окошками», а также стопку карт, в которые запрещено было подглядывать. Это всё интриговало и настраивало на нужный лад с самого начала. Первая партия, предназначенная для знакомства с правилами, проходила как в обычной «Пандемии». Но после определённых неординарных событий игра велела игрокам вскрыть первую коробочку или конверт — и всё начинало преображаться. Чтобы избежать спойлеров, скажем лишь, что спокойная и размеренная история про врачей и учёных превращалась практически в зомби-апокалипсис. Вирусы мутировали и распространялись, заражённые множились на континентах, под натиском болезней могли пасть города и погибнуть герои. На протяжении игрового года игрокам предстояло открывать лаборатории, строить между городами кордоны, улучшать умения персонажей, искать нулевого пациента и, конечно, создавать лекарства. Каждый игровой месяц вводил новые компоненты, правила, механики, а сюжет развивался и преподносил сюрпризы. Месяцы можно было пройти с первого раза или, если вы терпели поражение, попробовать один раз переиграть. Таким образом, количество прохождений в «Пандемии. Наследие» колебалось от 12 до 24 раз. После этого кампания в любом случае заканчивалась, и у игроков оставался персональный вариант концовки — поле с кучей наклеек, выжившие персонажи с определёнными навыками и «шрамами», изменившийся буклет правил. В принципе, в эту итоговую «Пандемию» можно было продолжать играть, приняв все финальные изменения как новые базовые правила. Но, откровенно говоря, игрокам этого уже не хотелось. Они оценили эффект механики наследия: предвкушение перед открытием новой коробочки, интерес к новым условиям, ощущение мурашек по коже от внезапных поворотов сюжета... Никому уже не хотелось переигрывать статичный последний сценарий.

Издатели уловили эти настроения. «Пандемия. Наследие» стала настоящим игровым сериалом. Сейчас вышло уже три части: «Второй сезон» (2017) продолжил историю, переместив игроков в практически постапокалиптический мир, оставшийся после эпидемии, а «Сезон 0» (2020) стал приквелом, рассказывающим о противостоянии ЦРУ и СССР и о том, откуда взялся смертоносный вирус.

Наследники наследия


Такой успех новой механики не мог не породить волну подражателей и последователей. С переменным успехом геймдизайнеры стали пробовать применять наследие в играх самых разных жанров. Давайте познакомимся с наиболее яркими и удачными примерами, которые были локализованы российскими издательствами.

Настольные игры - механика наследия
Чтобы игроки могли повторно сыграть в кампанию «Чартерстоуна», был издан специальный «Комплект перезагрузки», продававшийся отдельно

Через пару лет после выхода игры «Пандемия. Наследие» по стопам Роба Давио пошёл другой знаменитый геймдизайнер — Джейми Стегмайер, создатель «Серпа» и «Виноделия». Он представил свой вариант семейной стратегии с наследием — «Чартерстоун», где игроки на протяжении 12 партий развивают собственные деревни. Причём деревень всегда должно быть шесть: если не получалось набрать максимальный состав игроков, в дело вступала автома — механизм симуляции игроков. Игра оформлена невероятно мило и красочно, несложные правила подаются дозированно, так что распаковывать секретные коробочки, клеить на поле наклейки с симпатичными зданиями и отправлять в них своих очаровательных работников могут игроки самого разного уровня опыта, пола и возраста.

Настольные игры - механика наследия
«Маракайбо» позволяет поиграть с механикой наследия без необратимых изменений

Для тех, чья душа просит стратегии посложнее и посерьёзнее, есть «Маракайбо» — вышедшая в 2019 году игра от другого известного автора, Александра Пфистера («Великий западный путь»). Здесь игроки перенесутся в XVII век и возьмут на себя роли смелых торговцев, которые ходят на своих кораблях по кишащему пиратами Карибскому морю. Жизнь купца нелегка, но интересна: участникам кампании предстоит торговать с городами, снаряжать экспедиции, нанимать помощников и улучшать свой корабль. Приятно, что Пфистер попытался устранить основную проблему механики наследия. «Маракайбо» позволяет играть без этой механики; а если всё-таки начать легаси-кампанию, то не придётся ничего рвать, клеить на поле или другим образом необратимо менять компоненты — все изменения можно отменить, чтобы начать всё заново или повторить. Роль наклеек здесь играют картонные плашки — их накладывают на поле, чтобы изменить ситуацию с городами и деревнями, а сюжетные повороты и новые условия описаны на картах, которые легко убрать.

Настольные игры - механика наследия
Для тех, кто не хочет портить компоненты «Мрачной гавани», выпущены интерактивные карты, позволяющие отмечать все достижения в электронном виде

Любителям фэнтези-приключений обязательно стоит попробовать «Gloomhaven. Мрачная гавань» — это та самая, уже ставшая легендарной игра, что скинула «Пандемию. Наследие» с верхней строчки рейтинга BGG. Среди её многочисленных механик наследие тоже встречается. В ней рассказывается эпическая история о группе героев, пытающихся защитить родной город от захватчиков. Начав игру, сопартийцы будут знакомиться с окружающим миром (наклеивая изображения локаций на карты), сражаться с представителями разных рас, прокачивать умения своим подопечным, отправлять некоторых из них на покой и вскрывать коробочки с новыми героями... Монументальная коробка содержит более 90 сценариев, так что игра явно не закончится быстро. Правда, многие компании настольщиков разваливаются задолго до финала.

Настольные игры - механика наследия
Создатель «Моего города» — культовый гейм-дизайнер Райнер Книциа

Есть те, кто не готов к таким длительным партиям и дорогим коробкам, но кому хочется попробовать наследие, — для них придуманы игры, которые дадут прочувствовать механику буквально за полчаса. Например, градостроительные «Мачи Коро. Наследие» и «Мой город». «Мачи Коро» — японская карточная игра, где построенные здания каждый ход активируются бросками кубиков. Версия с наследием состоит всего из 10 сценариев, зато в процессе вы вскроете секретные коробочки с новыми зданиями и условиями победы. Кстати, к её созданию приложил руку сам Роб Давио. В «Моём городе» населённые пункты складываются не из карт, а из полимино — тетрисоподобных фигурок, выкладываемых на личные планшеты игроков, а в запечатанных конвертах скрыты новые здания, правила и наклейки. От «Мачи Коро» она выгодно отличается количеством партий в кампании — здесь их нужно сыграть 24.

Настольные игры - механика наследия
Даже в небольшой игре «Мачи Коро» благодаря наследию появляется сюжет: игроки становятся мэрами городов, участвующих в конкурсе «Город мечты»

Есть ещё более короткие «Зомби в школе», в которые можно сыграть с детьми от 7 лет (да-да, появились даже детские игры с наследием!). Начав с примитивного уничтожения зомби в классах и кабинетах, игроки постепенно открывают новые способности и для героев, и для живых мертвецов, а буклет правил наполняется наклейками с трофеями и достижениями.

Настольные игры - механика наследия
Детские «Зомби в школе» обрели такую популярность, что уже получили продолжение — «Зомби в городе»

Выходят и легаси-игры совсем необычных жанров. Например, «Дилемма короля»(2019) постаралась дать игрокам почувствовать себя представителями правящих династий средневекового королевства. Весь игровой процесс, по сути, состоит из обсуждения ситуаций, в которых оказывается страна, и голосования за тот или иной исход. Снарядить ли дорогостоящую экспедицию, принять ли беженцев, казнить ли женщину, обвиняемую в ведьмовстве... У каждого выбора есть последствия, и вы следуете по цепочке решений, что создают уникальную колоду дальнейших событий. А поле тем временем наполняется наклейками, напоминающими о значимых историях и о тех, кто несёт за них ответственность. Другой необычный пример — стратегия «Вампиры: Маскарад. Наследие», основанная на мире знаменитой ролевой игры. В ней каждый игрок сквозь века ведёт и развивает собственный вампирский клан.

Настольные игры - механика наследия
«Дилемма короля» — разговорная игра, в которой от вашего красноречия зависит судьба целого королевства

Секрет успеха


Как видим, после успеха «Пандемии» настольные игры с наследием появляются как грибы после дождя. На игровую механику нельзя оформить патент, так что идея Роба Давио обогатила множество игр, которые без неё, возможно, показались бы проходными. К счастью, Роб — парень нежадный, и в одном из интервью он признался, что рад тому, что его идея так понравилась людям и что её используют в разных работах.

В чём же секрет такого оглушительного успеха? И что скрывается за рекламной фразой «Игра подарит вам уникальный игровой опыт»? Почему люди согласны платить немалые деньги за игры, в которые можно сыграть в среднем 10-20 раз?

Ответ, видимо, кроется в самой психологии современного потребителя, ведь настольные игры — тоже товар для потребления. Хобби переживает расцвет, игр и издателей становится всё больше, глаза в магазине разбегаются, и за каждого покупателя идёт борьба. Одни пытаются привлечь к себе внимание ярким оформлением, другие — большими фигурками, а третьи — обещанием того, что с ними точно не заскучаешь и каждая следующая партия будет действительно не похожа на предыдущую. Задумайтесь: сыграть 20 партий в одну и ту же игру — это действительно так мало? В нашу эпоху обилия настольных игр немногие из них могут похвастаться тем, что в них сыграли хотя бы пяток партий подряд, прежде чем переключиться на следующую новинку.

Наследие же крепко держит игроков и обычно не отпускает до конца кампании. Потому что интересно, чем закончится история, а ещё потому что переживаешь именно за свою личную аккуратно отстроенную деревню или старательно оберегаемого героя.

Ведь чувства и эмоции, переживаемые в процессе, — главное, ради чего мы играем в игры.

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх