Новость из категории: Игры » Настольные

Серия «Легенда Пяти Колец»

Серия «Легенда Пяти Колец»

«Легенда Пяти Колец» — франшиза, наглядно иллюстрирующая все процессы в индустрии хобби за последние несколько десятилетий: бум ККИ, распространение свободной лицензии на 620, ностальгию по 90-м. А ещё это отличная карточная, настольная и ролевая игра, которая существует уже много лет и позволяет прикоснуться к романтизированной версии Восточной Азии, населённой гордыми самураями, утончёнными придворными, коварными колдунами и могучими демонами, что борются за власть над выдуманной страной под названием Рокуган.

История «Легенды Пяти Колец» началась с независимого журнала Shadis, посвящённого настольным ролевым играм. Создал его в начале 90-х Джолли Блэкберн, который позже ушёл из этого бизнеса и оставил издание на двух коллег — Джона Зинзера и Дэвида Сиэя. Их компания получила название Alderac Entertainment Group (AEG), под которым и вошла в историю настольных игр.

Журнал выпускал обзоры настольных ролевых игр, хоумрулы, советы мастерам. Но в ситуацию вмешались обстоятельства: на дворе было начало 90-х, когда настольные ролевые игры переживали кризис, связанный с выходом Magic: The Gathering. И игроки, и разработчики массово уходили в коллекционные карточные игры, порождая множество клонов «Магии», поэтому AEG также начала освещать новое популярное хобби. А через некоторое время Зинзер и Сиэй решили не только писать про ККИ, но и сделать свою собственную.

Серия «Легенда Пяти Колец»
На карте Рокугана видно, что у каждого из кланов есть своя провинция

Её облик и концепцию определил разговор Сиэя и Зинзера, где они вспоминали выходившую ещё в 80-е годы настольную ролевую игру Bushido, которая была посвящена, как несложно догадаться, приключениям самураев. Скучавшие по Bushido коллеги попытались добиться у её правообладателей разрешения на выпуск коллекционной карточной игры по этой системе, но столкнулись с тем, что права застряли между несколькими компаниями. Тогда Сиэй и Зинзер решили создать собственную вселенную с ниндзя и самураями. К работе подключился на тот момент ещё безвестный читатель и внештатный автор Shadis Джон Вик. Так на свет появился Рокуган — фантастический мир, где несколько самурайских кланов, вдохновлённых различными популярными на Западе стереотипами о средневековой Восточной Азии, сражаются за власть.

Даже на переполненном рынке ККИ первой половины 90-х «Легенда Пяти Колец» завоевала коммерческий успех и получила признание журналистов. Она отличалась от MTG достаточно, чтобы не выглядеть простым клоном, — к примеру, в ней присутствовала механика развития отдельных территорий и сражения за них, а также несколько различных вариантов победы. Но при этом «Легенда» оставалась достаточно понятной и лёгкой в освоении.

Серия «Легенда Пяти Колец»
Зимой в Рокугане принято съезжаться на так называемые Зимние Дворы, где аристократы занимаются искусством, устраивают романы и интригуют

А самое главное, игра строилась вокруг последовательно развивающегося сюжета. Новые колоды не просто расширяли мир Рокугана, а продвигали вперёд его хронологию, рассказывая истории о борьбе между кланами или о противостоянии демонам, живущим в так называемых Теневых землях и за их пределами. В дальнейшем на историю начали влиять в том числе и сами игроки, но до этого оставалось ещё несколько лет.

Карты & Кошельки


Чтобы привлечь новых инвесторов к поддержанию постоянно развивающегося бизнеса, из AEG выделили новую компанию Five Rings Publishing Group, куда перешёл Зинзер. Фактической разработкой многих карт и поддержанием цельности сюжета продолжала заниматься AEG, которая также получила лицензию на создание настольной ролевой игры во вселенной Рокугана.

Но незадолго до её выхода Five Rings Publishing Group приняла участие в исторической сделке, изменившей облик индустрии. Компания TSR (некогда созданная Гэри Гайгэксом — одним из авторов оригинального D&D, определившего сам формат настольных ролевых игр) находилась на грани банкротства. И сотрудники FRPB, руководившие финансами, Райан Дэнси и Роберт Абрамовиц, решили воспользоваться моментом. Они договорились с владельцами TSR о продаже, после чего предложили компании Wizards of the Coast — создателям MTG, с которой и начался бум коллекционных карточных игр — купить TSR, но при условии, что они приобретут и саму FRPB. Вот как вспоминал эту историю сам Дэнси:
Боб (Абрамовиц) позвонил Питеру (Эдкисону, основателю WotC) и сказал:
«Я хочу, чтобы ты одолжил мне миллион долларов». Питер ответил:
«Нет ничего такого, чем бы ты мог убедить меня одолжить тебе миллион».
В ответ Боб послал Питеру по факсу письмо с планом приобретения TSR.
Питер перезвонил через 10 минут и сказал: «Примете чек?»

Из книги «40 Years of Gen Con», 2007


Серия «Легенда Пяти Колец»
Ролевая «Легенда Пяти Колец» уделяла очень много внимания специфической самурайской этике

Эта сделка запустила карьеру Дэнси, которого назначили ответственным за маркетинг в стремительно разраставшейся Wizards. Через несколько лет именно он придумал и пролоббировал идею открытой лицензии на правила третьей редакции Dungeons & Dragons, серьёзно повлияв на облик индустрии настольных ролевых игр.

А вот для Рокугана начались не самые простые времена. Поначалу Five Rings Publishing Group благоденствовала в составе Wizards of the Coast и выпустила несколько новых ККИ, включая Legend of the Burning Sand — спин-офф своей первой игры, посвящённый Ближнему Востоку. К несчастью, тогда же FRPG разработала новую концепцию изготовления и продажи ККИ с эффектным названием Rolling Thunder. Вместо того чтобы делать большие наборы несколько раз в год, они начали выпускать по небольшой колоде каждый месяц, при этом снижая редкость отдельных карт. Расчёт был на то, что уменьшение числа редких карт компенсирует сравнительную редкость самих колод, которые не допечатывались после первого тиража.

Но в названии жанра ККИ не зря присутствует слово «коллекционные»: игроки хотели собирать редкие карты и меняться ими, это была важная часть уже сложившейся культуры. Весь план потерпел фиаско. В 1998-м Five Rings Publishing Group расформировалась как независимая структура — её полностью поглотила Wizards, которая быстро закрыла многие карточные линейки, хотя сама «Легенда» уцелела. А в 2001-м права на всю франшизу вернулись к AEG, остававшейся независимым разработчиком настольных ролевых игр всё это время — во многом благодаря успеху вышедшей в 1997-м ролевой «Легенды», внучки того самого Bushido, с которого началась вся история.

Серия «Легенда Пяти Колец»
Те самые титульные пять Колец, пять стихий: Огонь, Вода, Земля, Воздух и Пустота

Кубики наносят ответный удар


Новая система использовала созданную Виком и его коллегой Дейвом Уильямсом механику roll-and-keep. Это было развитие популярной в те годы системы с запасом кубиков, хорошо известной благодаря World of Darkness и Shadowrun.

Но в традиционном варианте игроки кидали набор костей, который определялся параметрами персонажа, и смотрели значение на каждой из них, а в созданной Виком модификации — складывали числа на части кубиков, что и обозначалось термином keep. Это позволило подчеркнуть разницу между базовыми характеристиками и отдельными навыками: игрок кидал число костей, которое определяла сумма двух параметров, но «сохранял» кубики по значению характеристики. Например, в бою персонаж с «Ловкостью 3» и «Искусством фехтования 2» будет кидать пять кубиков (2+3), а после броска выберет из них три (по значению ловкости) и сложит выпавшие на них значения. Если эта сумма выше предполагаемой сложности — игрок преуспел, если ниже — промахнулся.

Немного неуклюжая, но оригинальная и вполне рабочая система была не главным достоинством Рокугана. Гораздо больше игроков привлекала сама вселенная, ещё раньше завоевавшая популярность, а теперь наконец раскрытая во всех подробностях. Фанаты ККИ и раньше знали об этом мире немало: история Рокугана развивалась и создавалась через новые колоды. Но всё-таки до того она фокусировались на событиях большого масштаба: борьбе за императорский трон, конфликтах между отдельными кланами, противостоянию с мировым злом. Теперь же игроки узнали, как живут рокуганцы, каким духам они молятся, как расследуют преступления, заключают браки, начинают и заканчивают войны и в чём состоит та самая честь самурая, которая не раз упоминалась и в карточной игре.



Разработчики совершенно не гнались за реализмом. Дело даже не в том, что Рокуган — выдуманная вселенная, где работает магия ками, в лесах скрываются волшебные существа, а за границами страны раскинулась колдовская пустыня, населённая чудовищами. Сама стилистика игры напоминала скорее аниме и приключенческую литературу. Это было сильно романтизированное изображение Восточной Азии: с отважными самураями, карикатурно подлыми злодеями, хитроумными красавицами, мудрыми монахами и ловкими ниндзя. Характерно, что все персонажи игроков либо принадлежали к благородному сословию, либо были монахами или ниндзя. Герои вроде купцов, горожан или даже разбойников не допускались из-за излишней приземлённости.

Серия «Легенда Пяти Колец»
Ниндзя — одни из немногих неблагородных персонажей, за которых можно поиграть

Созданию атмосферы романтической Японии способствовало не только описание выдуманного мира, но и яркие иллюстрации, с которыми у основанной на ККИ игры не было больших проблем. Каждый благородный дом имел свою символику и очень узнаваемую эстетику. Откровенно говоря, скорее всего, эстетика вообще стояла на первом месте, а историю и философию выдумывали, уже имея в голове яркие визуальные образы.

В то же время игра старалась не быть вызывающе ориенталистской. Это получалось, мягко говоря, не всегда — хотя бы потому, что разработчики откровенно смешивали элементы культуры Японии, задавшей основу Рокугана, с мотивами, заимствованными из Китая, Монголии и стран Восточной Азии. Но всё-таки у Вика и компании получились не совсем «лего-ниндзя» — некоторые детали вселенной кажутся довольно остроумными. Например, роль тёмной магии в Рокугане играет магия крови. Это выглядит довольно логично, если учесть, что в реальной японской культуре чистота, в том числе физическая, имеет первостепенное значение, и соприкосновениес кровью действительно воспринималось в ней в Средние века гораздо хуже, чем в Европе или даже в Китае. Подобные детали придавали игре глубины и оригинальности.

Серия «Легенда Пяти Колец»

В 2000-м вышла вторая редакция правил, в 2005-м, уже после того как AEG вернула себе все права на вселенную, — третья, в 2010-м — четвёртая. Каждая из них сопровождалась множеством дополнительных книг со сценариями приключений, детальной информацией об отдельных кланах, рассказом о врагах империи и так далее. Многие книги также содержали описания конкретных событий, которые потрясали Рокуган, продвигая вперёд метасюжет: императоры сменяли друг друга, демоны и их слуги плели интриги, а благородные кланы никак не могли договориться между собой.

В начале нулевых часть из этих книг выходила с парными параметрами, используя одновременно правила, придуманные Виком, и механику d20, находившуюся в открытом доступе с подачи Райана Дэнси, но с третьей редакции от такой политики твёрдо отказались. Кстати, в 2001-м сама компания Wizards of the Coast выпустила книгу Oriental Adventures, которая использовала Рокуган как основной сеттинг для «азиатских» приключений.

Честь имеем


С одной стороны, разрасталась интеграция между складывавшейся в ККИ историей и метасюжетом настолки, а с другой — усиливалось влияние игроков на этот процесс. Разработчики не просто проводили маркетинговые исследования, выявляя пожелания игроков. Они создавали специальные правила, по которым результаты официальных турниров или оформленные как события внутри вселенной опросы влияли на сюжеты последующих дополнений.

Самая известная акция такого рода, Race for the Throne, прошла в 2007-2008 годах, когда согласно сюжету императорская династия, правившая Рокуганом с зари времён, прервалась и разные кланы вступили в борьбу за престол. После череды обновлений, официальных турниров, споров на форумах и других мероприятий Рокуган возглавила императрица Ивэко из клана Дракона.

Серия «Легенда Пяти Колец»

Ещё более колоритный, хотя и не столь масштабный пример влияния игроков на сюжет — история клана Паука, «злого» аналога обычных благородных домов Рокугана. Если смотреть исключительно со стороны настольной ролевой игры, история клана выглядит немного странно. В третьей редакции, описывая Теневые земли, разработчики упоминают, что в них появился зловещий правитель по имени Дайгоцу, объединивший чудовищ и павших самураев под своей властью.

В четвёртой редакции его последователи (часть из которых была затронута Скверной Теневых земель, а часть просто сбежала из Рокугана из-за преступлений или мятежей) образовали собственный клан — клан Паука, разумеется, не признанный имперской властью. В дополнительных книгах к четвёртой редакции упоминалось, что Пауки присоединились к армиям Рокугана в сражении с ещё более страшным злом — чудовищем Кали-Ма, воплощением мира чистого зла, Дзигоку.

Серия «Легенда Пяти Колец»
А вот так красочно выглядят фишки персонажей стартового приключения пятой редакции

Хотя именно энергия Дзигоку, просачиваясь в материальный мир, и создавала Скверну Теневых земель, влиявшую в том числе на Пауков, этот клан претендовал на то, чтобы покорить Рокуган, а не уничтожить, и отказался служить преисподней. В итоге императрица Ивэко начала смотреть на агентов клана в империи сквозь пальцы, фокусируясь на более актуальных угрозах... А в вышедшей в 2018 году пятой редакции Пауки просто не упоминаются.

Разгадка кроется в перипетиях настольной карточной игры. Клан Паука появился как дополнение и замена для более старых колод Теневых земель, чтобы объяснить, почему против сил зла тоже работают игровые механики, связанные с таким ключевым для этой ККИ ресурсом, как Честь.

Логика проста: обычным людоедам и демонам-они на честь должно быть наплевать, но клан самураев, даже павших, действует по тем же правилам, что и другие кланы. В ходе события «Война Разрушителя», посвящённого вторжению в Рокуган Кали-Ма из местного аналога Индии, игрокам, предпочитавшим «паучью» колоду, пришлось определять судьбу клана. Они решили сражаться со злом и пойти на мировую с бывшими врагами. В итоге императрица Ивэко потребовала, чтобы Дайгоцу совершил ритуальное самоубийство в наказание за свои преступления, и признала его наследника лидером нового полноценного клана империи.

Серия «Легенда Пяти Колец»
По «Легенде Пяти Колец» есть и обычные настолки, например стратегия «Битва за Рокуган»

Но в 2015-м права на «Легенду» купила компания Fantasy Flight Games, которая включила её в свою серию Living Card Games. При этом историю отмотали до более универсального периода войн кланов, фактически к положению на момент выхода первых колод, до появления таких ярких персонажей, как Ивэко или Дайгоцу. В пятой редакции настольной ролевой системы практически нет главы с историей, которая ранее занимала солидную часть книги и описывала все события вселенной, в том числе произошедшие по итогам множества турниров. Новая редакция делает ставку на более универсальный сеттинг по Восточной Азии, где каждый ведущий придумывает свои сюжеты. Клану Паука просто не нашлось места в этом новом старом Рокугане.

Клановый зверинец


Но что собой представляет Рокуган и как он устроен? Если коротко, это огромная страна, напоминающая размерами Китай, а культурой — Японию. Здесь есть магия, духи ками, демоны и волшебные существа из японского фольклора.

Впрочем, «Легенда Пяти Колец» — отнюдь не D&D. Основное внимание в ней всегда уделялось людям, их конфликтам и интригам. Так что нет ничего удивительного в том, что лучше всего понять вселенную «Легенды» помогают образы великих кланов, за каждым из которых стоит один из ярких стереотипов о японцах или других народах Азии.

Клан Льва
Серия «Легенда Пяти Колец»

Один из двух кланов, больше всего напоминающих то, что мы и ожидали бы от игры по романтизированной фэнтезийной Японии. Это клан воинов, всегда жаждущих битвы и готовых в любой момент защитить собственную честь с оружием в руках. Львы называют себя Правой Рукой Императора и считаются мастерами войны и опорой трона. Правда, из-за того, что Рокуган редко начинает завоевательные походы, а от основной внешней угрозы страну защищает другая группа, чаще всего противниками Львов оказываются другие кланы.

Клан Журавля
Серия «Легенда Пяти Колец»

Если клан Льва воплощает образ самураев-воинов, то Журавли, называющие себя Левой Рукой Императора, делают упор на искусство и элементы японской культуры, которые приходят вам в голову при словах «цветущая сакура». Это самый «анимешный» из всех домов, его члены традиционно отпускают длинные волосы, выкрашивая их в белый цвет, и в целом уделяют очень много внимания внешнему виду и красоте. Впрочем, Журавли считаются большими мастерами индивидуальных дуэлей, строящихся вокруг иайдзюцу, искусства быстрого выхватывания меча, — а также одними из лучших интриганов. Но один из кланов превосходит их в этом...

Клан Скорпиона
Серия «Легенда Пяти Колец»

Клан антигероев, члены которого носят маски, чёрные и красные одеяния и воплощают негативные стереотипы об азиатском коварстве и жестокости. Скорпионы включают в свои ряды самых подлых интриганов и воинов, фанатично преданных дому, зато не брезгующих подлыми приёмами в бою, а также ниндзя и членов монашеских орденов, готовых пойти на преступления ради высшей цели. Вероятно, Пауки не смогли закрепиться среди доступных для игры кланов в пятой редакции именно потому, что эту нишу уже занимали Скорпионы.

Клан Краба
Серия «Легенда Пяти Колец»

Полная противоположность Скорпионов, простоватые и отважные члены клана Краба охраняют Стену Кайу, что отделяет страну от Теневых земель. Большинство аристократов Рокугана считает их грубоватыми простаками, использующими в бою огромные молоты и дубины и не уважающими тонкую культуру и придворный этикет. Впрочем, все признают ценность Крабов для империи, что позволяет им уделять интригам гораздо меньше внимания, чем это делают их соседи, и сосредотачиваться на вечном противостоянии со слугами Дзигоку.

Клан Единорога
Серия «Легенда Пяти Колец»

Хотя социальный строй и эстетика Рокугана позаимствованы у Японии, во вселенной есть детали, вдохновлённые культурами других азиатских стран, например Стена Кайу. Но кроме этого в Рокугане есть целый клан Единорога, состоящий из мастеров верховой езды, которые кочуют по своей степной провинции внутри империи. Образы их явно списаны с монголов и других кочевников, живших к северу от Китая. Клан Единорога даёт возможность поиграть за отважного и честного степного всадника или шамана, которого остальные рокуганцы воспринимают как чужеземца.

Клан Феникса
Серия «Легенда Пяти Колец»

Магия в Рокугане — не редкость. Духи ками даруют её особым людям, сюгэндзя, по факту владеющим достаточно стандартным арсеналом заклинаний вроде тех, что были ещё в D&D. Уникальные традиции сюгэндзя есть у каждого клана, но среди Фениксов колдуны встречаются чаще других и создали больше всего собственных школ. Это также означает, что Фениксы уделяют особое внимание традиции почитания ками — одной из составляющих религии Рокугана, основанной на синто и японских народных верованиях.

Клан Дракона
Серия «Легенда Пяти Колец»

Второй «религиозный» клан, связанный уже не с почитанием духов, а с философскими учениями, которые напоминают буддизм или даосизм. В этот клан входят монахи, мастерски владеющие боевыми искусствами, наблюдательные интеллектуалы, мастера медитаций и другие персонажи, чьи образы основаны на стереотипах о японцах и китайцах как особенно духовных людях. Драконы стоят ближе к нашим современным представлениям о доброте и милосердии и, как правило, обращаются со своими крестьянами лучше, чем прочие кланы. К Драконам принадлежала императрица Ивэко, хотя с новой редакции её воцарение перестало быть каноном.

Клан Богомола
Серия «Легенда Пяти Колец»

Уходящий от чисто самурайской эстетики клан Богомола вдохновлён культурой стран Восточной Азии, а также образами японских пиратов вокоу. В отличие от остальных кланов, Богомолы не происходят от одного из древнейших ками. Они получили статус великого клана за особые заслуги в рамках одного из сюжетов ККИ — и утратили в пятой редакции. Прагматичные моряки и торговцы, не проявляющие, впрочем, ни грубости Крабов, ни утрированного коварства Скорпионов, Богомолы вернулись к тому положению, с которого начиналась их история во франшизе.

И другие звери
Но этими кланами список сил Рокугана не исчерпывается. Во вселенной есть монашеские братства, не связанные ни с одной из благородных семей, а также множество младших кланов, названных в честь различных животных, — кланы Лисы, Воробья, Стрекозы, Быка, Осы, Многоножки, Кота и так далее. Пятая редакция также заострила внимание на членах императорской семьи, многочисленных ответвлениях правящей династии Хантэй, под властью которой находится вся империя.

Наконец, в лесах и других скрытых от людей землях живут сверхъестественные существа вроде людей-змей нагов или людей-крыс незуми. Впрочем, игра редко выводит их на первый план.

Серия «Легенда Пяти Колец»

***

В Рокугане есть и немало опасностей. Теневые земли населены чудовищами: демонами-они, нежитью и людьми, которые попали под воздействие Скверны и сбежали за пределы страны. А внутри государства существуют тайные культы, владеющие магией крови. Разные редакции Рокугана также упоминали гайдзинов — чужестранцев, вдохновлённых и Европой, и Индией, и странами Ближнего Востока. Про последних в 2007-м даже сделали отдельную настольную ролевую игру, Legend of the Burning Sands. Её события происходили в той же вселенной и даже включали некоторых антагонистов из основного проекта, например зловещую тайную организацию магов крови Колат. Впрочем, спин-офф не завоевал большой популярности.

Итак, перед нами очень интересный и богатый мир, приспособленный для игры в разных жанрах — от детектива, где герои расследуют загадочное убийство, подозревая в равной степени людей и духов, до социальной драмы вокруг договорных браков, скрепляющих политические союзы. В отличие от более современных систем, никакого подразумеваемого сюжета тут нет — только подразумеваемый жанр, который в пятой редакции определяется как самурайская драма.

И конечно, игра в большинстве случаев не обойдётся без сражений — «Легенда» всегда славилась частыми смертями игровых персонажей, а с определённого момента позиционирует это как фишку, ссылаясь на цитату из «Хагакурэ», реального трактата о самураях: «Я постиг, что Путь Самурая — это смерть». Впрочем, черпать свои познания об Азии из «Легенды Пяти Колец» не стоит — зато неплохо провести время в мире Рокугана вполне можно.

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх