Новость из категории: Книги

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить

Девушка продаёт свою красоту хозяину ломбарда и стремительно стареет. Нацистский учёный проводит жуткие эксперименты над пациентами в психбольнице, но верит, что всё это — на благо человеческой расы. Телевизоры в небольшом городке начинают показывать кукольное шоу про пиратов, которое видят только дети. Эти три очень разные истории вряд л и бы ужились в рамках одного произведения. Но хоррор-антологии — другое дело. Формат специализируется на сочетании несочетаемого, на экспериментах и попытках найти что-то новое в не самом молодом жанре. Начнём же, если вы не боитесь!

Страх на печатных страницах и радиоволнах


Жанр хоррор-антологий, который сейчас широкой публике знаком в первую очередь по «Байкам из склепа» и «Американской истории ужасов», появился задолго до телевидения и кинематографа. Ещё в XIX веке читатели с удовольствием погружались в сюжеты мистических рассказов и повестей, которые печатались в газетах и ежегодных альманахах. Эти истории не всегда были страшными, но касались традиционно жутких тем вроде смерти или безумия.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Эдгар Аллан По и Натаниэль Готорн стали пионерами жанра хоррор-антологий

Больше всего для становления жанра хоррор-антологий сделал штат Массачусетс — тот самый, где в конце XVII века охотились на ведьм, из-за чего несколько местных городков надолго обрели дурную славу. А в начале XIX века в Массачусетсе родились Эдгар Аллан По и Натаниэль Готорн — писатели, которых вполне можно считать пионерами формата.

В 1837 году Готорн по совету друга выпустил первое издание «Дважды рассказанных историй» (Twice-Told Tales) — этот сборник рассказов он прежде публиковал анонимно. Критики нахваливали работу молодого писателя, но читатели не спешили её покупать. Так что спустя четыре года появилось второе издание «Историй» — уже в двух томах и с 21 новым рассказом. Оно продалось лучше, а один из критиков особенно похвалил короткие формы, которые использовал Готорн, и отметил то, как они способны напугать аудиторию, «приковывая внимание читателя» к истории.

Этого критика звали Эдгар Аллан По. К тому моменту он уже целиком посвятил себя сочинению небольших произведений и выпустил два поэтических сборника и две книги рассказов. Его двухтомные «Гротески и арабески» (Tales of the Grotesque and Arabesque, 1840) отличались от популярной в те годы готической традиции ужасов и делали акцент на деталях. Какие бы фантастические кошмары ни описывал По, он всегда мог представить и передать на бумаге все их подробности.

Слава о страшных рассказах По и Готорна быстро разлетелась по миру и добралась даже до России. Журнал «Современник» с 1852 года регулярно публиковал переводы произведений Натаниэля Готорна, его сочинения хвалили Иван Тургенев и Николай Чернышевский. А в 1861 году Фёдор Достоевский написал критический обзор трёх рассказов Эдгара По — похвалил, но одновременно и раскритиковал писателя за излишнюю «американизированность».

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
В России антологии страшных историй появились ещё раньше, чем в Америке — благодаря Николаю Гоголю и Михаилу Загоскину

Возможно, рассказы из Массачусетса произвели бы на русского читателя больший эффект, если бы в России конца XVIII ещё не появились свои хоррор-антологии. Но Николай Гоголь к тому моменту уже опубликовал «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Миргород» — сборники, которые вполне вписываются в определение ранних хоррор-антологий (особенно первый). А драматург Михаил Загоскин в 1834 году написал «Вечер на Хопре» — набор историй, объединённых общим сюжетом и описывающих злоключения привидений, бесов и мертвецов.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Обложка первого выпуска «Странных историй» (Weird Tales)

Литературные хоррор-антологии продолжили развиваться и в XX веке — в основном на страницах периодических изданий. В 1923 году вышел первый номер Weird Tales («Странные истории») — ежемесячного журнала, целиком посвящённого рассказам в жанрах хоррора и научной фантастики. Для каждого выпуска редакторы старались подобрать два десятка самых необычных произведений и в процессе открывали миру таких авторов, как Говард Лавкрафт и Роберт Блох — последний позже напишет роман «Психо», который экранизирует Альфред Хичкок.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Amazing Stories и The Witch's Tales последовали по стопам Weird Tales

Благодаря необычным, но понятным широкой аудитории историям и провокационным обложкам с полуобнажёнными девушками журнал быстро стал популярным. У Weird Tales даже начали появляться подражатели вроде Amazing Stories («Удивительные истории») и The Witch’s Tales («Ведьмины рассказы») — правда, не всегда их публикация продолжалась после одного-двух выпусков.

Примерно в те же годы на формат хоррор-антологий обратили внимание радиовещательные компании.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Орсон Уэллс в 1937 году — за год до выхода «Театра „Меркурий41 в эфире»

В 1938 году на частотах CBS Radio прозвучал первый выпуск The Mercury Theatre on the Air («Театр „Меркурий" в эфире»). Сейчас эту серию чаще всего вспоминают благодаря радиопостановке «Войны миров», заставившей слушателей поверить, что происходит вторжение инопланетян. С самого первого выпуска создатель The Mercury Theatre Орсон Уэллс, который тремя годами позже снимет «Гражданина Кейна», фанатично добивался пугающей реалистичности каждой постановки.

Например, для аудиоспектакля по мотивам «Дракулы» Брэма Стокера Уэллс несколько дней требовал от команды звуковиков найти самый убедительный эффект для осинового кола, протыкающего тело вампира. А потом во время эфира сам подошёл к микрофону и ударил молотком по арбузу. Да так ударил, что миллионам слушателей The Mercury Theatre потом снились кошмары.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Орсон Уэллс репетирует чтение «Войны миров» перед эфиром

Любопытно, что The Mercury Theatre никогда не задумывался как хоррор-антология — владельцы CBS Radio просто попросили Уэллса создать еженедельную часовую передачу с адаптациями классической литературы. Но щепетильный подход к звуковому оформлению и тот самый хеллоуинский выпуск с «Войной миров» закрепили за радиопостановками статус «шоу ужасов».

Уэллс старался соответствовать этой репутации, а вот новому спонсору — производителю супов Campbell — она не очень нравилась. После переименования программы в The Campbell Playhouse продюсеры всё больше вмешивались в отбор произведений для адаптации. В итоге Уэллсу это надоело, и 31 марта 1940 года он ушёл из проекта. Само же шоу продолжилось, но сосредоточилось на комедийных и лёгких драматических произведениях.

Каждый выпуск The Mercury Theatre и The Campbell Playhouse начинался с «Концерта для фортепиано с оркестром № 1» Петра Чайковского. Грандиозная, мрачная открывающая мелодия настолько поразила слушателей, что потом ещё долго сопровождала каждое появление Уэллса на радио и телевидении.

Место хоррор-антологии на радиоволнах пустовало недолго. Параллельно с The Mercury Theatre развивалось полуночное шоу Lights Out («Отбой»), которое с самого начала создавалось как хоррор-антология.

В 1941 году запустилась Inner Sanctum Mystery («Загадка святая святых»), игравшая на контрасте страшного повествования и чёрного юмора. А в 1942 году на том же CBS Radio появились радиопостановки Suspense («Тревога»), которые поначалу лишь изредка обращались к жанру ужасов, но уже в 1950-х окончательно вписались в жанр «страшных» антологий — например, в одном из выпусков авторы Suspense адаптировали «Ужас Данвича» Лавкрафта.

Популярность формата росла, поэтому мало кто удивился, когда вслед за страницами журналов и радиоволнами хоррор-антологии захватили и бурно развивающийся кинематограф.

Вторжение на большой и малый экраны


Кинематограф экспериментировал со сборниками коротких произведений чуть ли не с самого своего зарождения — и фильмы ужасов эта тенденция тоже в какой-то степени не обошла стороной. Например, с некоторой натяжкой к хоррор-антологиям можно причислить немецкие немые фильмы «Зловещие истории» (Unheimliche Geschichten, 1919) и «Кабинет восковых фигур» (Das Wachsfigurenkabinett, 1924) — хотя в «Кабинете» из трёх историй к хоррорам по-настоящему относится только последняя.

Но всё же первой чистокровной хоррор-антологией принято считать британский фильм «Глубокой ночью» (Dead of Night, 1945). В картине уже были все обязательные элементы: общий «рамочный» сюжет про гостей, которые обсуждают с психиатром паранормальные случаи, связывал разрозненные рассказы воедино; пять рассказов пытались напугать зрителя, хотя один и чередовал страх с юмором; наконец, истории в этих эпизодах опирались на классические темы — призраков, мертвецов и проклятые предметы.

«Глубокой ночью» отлично приняли кинокритики, а зрители охотно заполняли кинозалы, но сам формат хоррор-антологии не спешил развиваться на большом экране. Зато прижился на телевидении — в 1959 году вышел сериал «Сумеречная зона» (The Twilight Zone), который продержался в эфире целых пять лет, а позже пережил три перезапуска, в разной степени успешных.

Каждый эпизод «Сумеречной зоны» предлагал зрителям отдельную историю, хоть и не всегда страшную — шоу часто забредало на территорию научной фантастики. Зато «Сумеречная зона» ввела в формат новый элемент, который потом появлялся почти во всех телевизионных хоррор-антологиях, — рассказчика. Создатель и главный сценарист шоу Род Серлинг перед каждым сюжетом и после него давал завязку, мораль и послесловие — а со второго сезона сам стал появляться в кадре.



Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Театральный постер «Историй ужасов»

В 1962 году вышел полнометражный фильм «Истории ужасов» (Tales of Terror) Роджера Кормана — экранизация сразу трёх рассказов Эдгара По. До этого Корман уже экранизировал три других рассказа По, но отдельными фильмами, а «Истории» стали первой попыткой режиссёра объединить три сюжета в одной полнометражной картине. Правда, связи между ними почти не было, если не считать закадровый голос рассказчика. Зато фильм примечателен актёрским составом — во всех трёх историях сыграли главные американские звёзды жанрового кино тех лет: Питер Лорре, Винсент Прайс и Бэзил Рэтбоун. Голливуд начал всерьёз присматриваться к хоррор-антологиям.

Тем временем в Великобритании два продюсера, вдохновившись «Глубокой ночью», решили развивать жанр хоррор-антологий самостоятельно. Для этого Милтон Суботски и Макс Розенберг основали киностудию Amicus Productions и с 1965 года взялись за дело. Всего компания выпустила восемь хоррор-антологий, причём для трёх из них свои рассказы адаптировал Роберт Блох.

Отличительной чертой киностудии стали проработанные «рамочные» сюжеты, объединяющие отдельные эпизоды. Amicus превращала эти промежуточные сегменты в полноценную историю, которая не уступала по детальности остальным. Так, фильм «Дом, где стекает кровь» (The House That Dripped Blood) рассказывает об инспекторе Скотланд-Ярда и его расследовании: инспектор ищет пропавшего актёра, но в процессе узнаёт о ещё нескольких трагедиях.

С таким же подходом Amicus подошли и к съёмкам «Баек из склепа» (Tales from the Crypt) — но не задорного сериала из 1980-х, а полнометражного фильма 1972 года. В нём Хранитель Склепа (сыгранный актёром, а не куклой) рассказывал пятерым путникам, как закончатся их жизни. В финале зрителей ждал твист — все герои уже мертвы, а Хранитель просто раскрывал, как именно это произошло. Кстати, внимательный зритель мог догадаться о развязке ещё после первой истории — в ней героиня получает в подарок брошь, которую носит и в склепе.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Театральный постер «Склепа ужаса»

«Байки из склепа» вместе с прямым сиквелом «Склеп ужаса» (The Vault of Horror) вернули в хоррор-антологии моду на адаптации других произведений в противовес оригинальным сценариям. Оба фильма основаны на одноимённых комиксах издательства EC Comics и отчасти пытались сыграть на ностальгии — зрителям предлагали посмотреть на большом экране истории, которые те читали ещё в юности. Правда, идея не сработала — многие критики ругали «комиксовую» дилогию, а зрители неохотно скупали билеты на неё.

Но с этой проблемой в 1970-е столкнулась не только Amicus Productions — зрители начали терять интерес к жанру хоррор-антологий в целом. Формат нужно было как-то освежить, и неожиданным, хоть и эффективным решением оказался... юмор.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
«Калейдоскоп ужасов» стал первой антологией, авторы которого — Джордж Ромеро и Стивен Кинг —добавили историям юмора

В 1982 году Джордж Ромеро и Стивен Кинг выпустили свой «Калейдоскоп ужасов» (Creepshow). Авторы тоже вдохновлялись хоррор-комикса-ми 1950-х, но решили не экранизировать их напрямую, а творчески переработать. Кинг взял основные сюжеты и мотивы из тех же «Баек из склепа», но разбавил ужасы иронией и чёрным юмором. Получилось отлично — критики и зрители оценили, как «Калейдоскоп» давал отдохнуть и посмеяться между пугающими эпизодами, и фильм быстро стал культовым.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Эльвира Повелительница Тьмы удивляется тому, что многие зрители даже не слышали о её хоррор-антологии

Идеи «Калейдоскопа» развились в «Жутких фильмах Эльвиры» (Elvira’s Movie Macabre) — да, Повелительница Тьмы впервые появилась именно здесь. Сами фильмы в этой антологии сложно назвать выдающимися, зато сериал сильно расширил роль рассказчика — точнее, рассказчицы. Кассандра Петерсон, исполнительница роли Эльвиры, прекрасно понимала, что зачастую показывает аудитории второсортные хорроры, поэтому регулярно прерывала просмотр и издевательски шутила над актёрами, сценарием и монтажом. В итоге персонаж стал популярнее самой передачи и получил свой полнометражный фильм, а затем и сиквел к нему.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Новые «Байки из склепа» (1989) получили рассказчика-куклу и много чёрного юмора

Канал HBO тоже сделал ставку на сочетание страшного и смешного, когда в 1989 году перезапустил «Байки из склепа» в виде сериала. Сюжеты нового шоу тоже отталкивались от оригинальных комиксов, но подавались в более лёгкой манере и с неизменным чёрным юмором. Причём за большую часть шуток отвечал новый Хранитель Склепа — по-своему обаятельная кукла мертвеца, озвученная Джоном Кассиром. Хранитель выступал в роли классического рассказчика, то есть начинал и заканчивал каждый эпизод какой-нибудь историей, шуткой или своеобразным моральным выводом. Например, в конце эпизода про девушку, которая продала свою красоту, Хранитель заключает: «Если решили продавать себя — посмотрите сначала в зеркало».

Хоть новые «Байки из склепа» и предложили аудитории более расслабленное повествование, шутки и ироничную куклу, это всё ещё был взрослый сериал — с жестокостью, обнажёнкой и другими совсем не детскими элементами. Формат всё ещё не охватывал огромную часть аудитории, и сразу два телеканала решили это исправить.

В 1990 году на канале Nickelodeon начала выходить антология «Боишься ли ты темноты?» (Are You Afraid of the Dark?) — сборник историй, оформленных в стиле рассказанных у костра страшилок. Сами истории были по-хорошему наивными адаптациями сказок, рассказов и городских легенд. Взрослого зрителя они не пугали, но более молодую аудиторию пробирали как следует — во многом из-за приземлённости. Сюжеты всегда разворачивались в знакомых подросткам пространствах вроде школы, парка или обычной улицы. А их главными героями становились не «крутые» персонажи, а обычные дети со своими проблемами вроде школьной травли или смерти близких.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Даже интертитр сериала «Мурашки» может вызвать ностальгию

В 1995 году Fox Kids вместе с детским писателем Робертом Стайном запустил свою версию детского хоррора — сериал «Мурашки» (Goosebumps), основанный на сборнике рассказов самого Стайна. Эта антология реже касалась семейных проблем и школьной травли, зато чаще вводила в сюжет разные паранормальные мотивы — призраков, монстров и проклятия.

Оба сериала оказались невероятно популярными — каждый получил несколько продолжений, перевыпусков и полноценных перезапусков. Если считать все ответвления двух вселенных, то история детской хоррор-антологии продолжается до наших дней — буквально в феврале прошлого года на Nickelodeon вышел второй сезон «Боишься ли ты темноты? Проклятье теней».

За что мы полюбили хоррор-антологии?


Строго говоря, долго искать причины популярности хоррор-антологий не приходится. Зрителям, подуставшим от классических фильмов ужасов, сборники предлагали целое ассорти из разных, зачастую новаторских произведений. А новички в жанре хорроров находили в антологиях удобную точку входа — разбитую на короткие эпизоды, понятную, порой знакомую по страшным журналам из детства.

В отличие от не слишком разнообразных, а порой и затянутых полнометражных хорроров, антологии предлагали весёлый аттракцион: каждую неделю или каждые полчаса фильма — новая история, новые персонажи, локации. В таком формате трудно было заранее догадаться, чем авторы станут пугать — маньяком в костюме Санта-Клауса или растениями-паразитами.

Правда, «эпизодичность» и зачастую тесные бюджетные рамки диктовали студиям жёсткие условия. Например, во втором сезоне «Баек из склепа» вряд ли получится найти столь же изящную операторскую работу, как и в «Оно», хотя произведения вышли в один год. Но зрителей это мало волновало — от хоррор-антологий хотели в первую очередь разнообразных и иногда весёлых страшилок, а не тонких кинематографических приёмов.

Наконец, зрителям проще сохранять внимание 30 минут, а не полтора-два часа. В короткой истории меньше персонажей, деталей и событий, да и запоминать ничего лишнего не нужно — всё равно через полчаса история сменится. Да и не все кинематографисты умеют сохранять напряжение в фильме на протяжении пары часов, а вот продержать зрителя в мурашках 30 минут — другое дело.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Может показаться, что это промокадр к фильму «Близнецы», но нет: это Арни пробует себя в качестве режиссёра хоррор-антологии

Интереснее ситуация обстояла с популярностью антологий среди кинематографистов. Для них формат стал удобным (и относительно недорогим в производстве) поводом поэкспериментировать: попробовать себя в новом жанре, поработать с другой командой, применить необычный приём. По титрам тех же «Баек из склепа» видно, что почти у каждого эпизода был новый режиссёр и сценарист. А в серии «Подмена» режиссёром числится Арнольд Шварценеггер — для шоу актёр впервые решился залезть в кресло постановщика.

Хоррор-антологии могут ещё и спасти создателей от творческого кризиса. Тайлер Джилетт, один из режиссёров «3/Л/О» (V/H/S, 2012) и «Монстров Юга» (Southbound, 2015), вспоминал, что на съёмках «больших» полнометражных хорроров кинематографисты часто выгорают — им приходится слишком долго жить в одном проекте. В антологиях такого нет: смена обстановки позволяет перезагрузиться.

А ещё хоррор-антологии оказались отличным карьерным трамплином для начинающих актёров и режиссёров. В ту же «Сумеречную зону» и в фильмы студии Amicus приглашали не только прославленных, но и совсем начинающих артистов. А, например, в «Боишься ли ты темноты?» сыграл свою первую сериальную роль молодой Райан Гослинг.

Хоррор-антологии в XXI веке


Жанр страшных антологий в последнее время развивается бурно и будто бы сразу во всех направлениях — даже конкретные тенденции выделить сложно.

В 2005 году сценарист Мик Гаррис запустил хоррор-антологию «Мастера ужасов» (Masters of Horror), позвав поучаствовать в её создании всех знакомых корифеев жанра — от Джона Карпентера до Дарио Ардженто. В результате на телеэкранах появились 26 серий (и ещё 13 — после смены названия на «Воплощение страха») самой что ни на есть классической антологии: никакого общего сюжета, никакого рассказчика, только отдельные истории. Гаррис принципиально не давил на режиссёров — выдавал не самый маленький бюджет и смотрел, насколько у каждого постановщика разгуляется фантазия.

Многое для популяризации формата сделало творческое трио Radio Silence — начиная со «3/Л/О», режиссёры участвовали чуть ли не во всех крупных хоррор-антологиях и старательно продвигали жанр среди начинающих кинематографистов. Троица настолько хорошо себя зарекомендовала, что ей доверили возрождать франшизу «Крик» — их видение серии вышло в январе этого года.

Хоррор-антологии добрались даже до фестивалей: в 2012 году на кинофестивале в Торонто показали «Азбуку смерти» (The ABCs of Death) — сборник из 26 страшных историй, снятых режиссёрами со всего света. Правда, интернациональность не спасла фильм от негативных рецензий: критики отмечали, что некоторые работы в «Азбуке» тянут на революцию в жанре ужасов, но сразу после них могут идти предельно штампованные и скучные сюжеты.

«3/Л/О» и «Азбуку смерти», а заодно и «Монстров Юга» объединяет относительная малобюджетность — по меркам хорроров все три фильма сняты за очень небольшие деньги. Но бюджетность стала не проблемой, а отличительной чертой этих антологий: формат «найденной плёнки» позволил использовать для съёмок любительские камеры, свободный же творческий подход подталкивал искать необычные решения и эффекты. А съёмки «Монстров Юга» авторы вообще уложили ровно в 22 дня — по одному на каждый отрывок. И чтобы результат потом не выглядел как 22 разрозненные истории, финальную цветокоррекцию и звуковой дизайн делали всей командой.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Майк Флэнеган спрятал множество призраков в разных сценах «Дома на холме» — приглядитесь, например, к дверному проёму за спиной героини

В последние годы хоррор-антологиями заинтересовались и набравшие популярность стриминговые сервисы. Netflix в 2018 году выпустил первый сезон «Призраков дома на холме» (The Haunting of Hill House), а вскоре за ним последовал второй, не связанный сюжетно с первым, — «Призраки усадьбы Блай» (The Haunting of Bly Manor). Amazon Prime заказал у студии Blumhouse Productions серию полнометражных хорроров «Добро пожаловать в Blumhouse» (Welcome to the Blumhouse) — состоящую из двух сезонов антологию, в которой каждые четыре фильма объединены общей темой.

Кстати, на примере «Призраков» и «Добро пожаловать в Blumhouse» можно увидеть, насколько дороже стали выглядеть современные хоррор-антологии. Стриминговые компании не жалеют бюджетов на эксклюзивные фильмы, позволяя кинематографистам развернуться на всю катушку. Особенно хорошо это заметно по первому сезону «Призраков дома на холме»: антология Майка Флэнегана по несколько раз за серию удивляет зрителей меткой монтажной склейкой или необычным кадром.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Театральный постер «Страшных историй для рассказа в темноте»

Хотя один тренд современных хоррор-антологий всё же можно выделить — их создатели чаще пробуют сюжетно объединять истории и даже сезоны. В 2018 году сценаристы сериала «Касл-Рок» (Castle Rock) сшили из разных деталей произведений Стивена Кинга единую историю одного вымышленного городка в штате Мэн. А Гильермо дель Торо два года назад выступил продюсером и сценаристом полнометражного хоррора «Страшные истории для рассказа в темноте» (Scary Stories to Tell in the Dark), объединившего несколько рассказов из одноимённого сборника детских страшилок.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Многим зрителям «Американской истории ужасов» сериал запомнился яркими, стильными и неизменно жуткими постерами

Но, наверное, самый известный пример этого подхода — сериал «Американская история ужасов» (American Horror Story). Его создатели, Райан Мёрфи и Брэд Фалчук, переосмыслили классические страшные истории середины прошлого века — причём не стали экранизировать их по отдельности, а объединили разные темы и мотивы в рамках одного сезона.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Ещё одна отличительная черта «Американской истории ужасов» — более-менее постоянный актёрский состав. В разных сезонах одни и те же артисты получают шанс попробовать себя в самых неожиданных ролях

В «Американской истории ужасов» классический дом с привидениями отлично уживается с байками о мёртвых младенцах и школьной стрельбой, а история про ведьминский ковен — с кровожадным маньяком и богами вуду. В шестом сезоне в стилизации под документальное шоу вообще скрывается история языческих богов, жертвоприношения и актёров, сошедших с ума из-за своих ролей.

В более поздних сезонах Мёрфи с Фалчуком пошли ещё дальше и объединили историю в одну вселенную. В сериале и раньше встречались намёки на то, что все его сюжеты и персонажи пересекаются между собой, но в «Апокалипсисе» авторы официально связали первый, третий и восьмой сезоны. А уже от них внимательный зритель может провести параллели и соединить остальные сюжеты. В итоге получилось что-то вроде киновселенной Marvel, только от мира хоррор-антологий — с кровью, призраками и маньяками.

Хоррор-антологии в XXI веке развиваются не только в формате фильмов и сериалов. Никуда не делись сборники страшных рассказов и повестей — один лишь Стивен Кинг их выпустил пять штук за последние двадцать лет. На радио всё ещё можно услышать атмосферные хоррор-постановки — хотя этот жанр сейчас перебрался в формат подкастов и чаще встречается на платформах вроде Spotify и YouTube.

Наконец, жанр добрался и до видеоигр. Игровые адаптации хоррор-антологий появлялись и раньше, но всегда сильно отходили от жанра первоисточника. Например, Elvira: Mistress of the Dark превратилась в ролевую игру от первого лица, а Хранитель Склепа чуть было не получил собственный интерактивный комикс — разработку в итоге отменили, но пользователи откопали кадры из ранней версии игры.

Но в 2019 году студия Supermassive Games решила создать в видеоигровом формате классическую антологию — восемь отдельных историй в формате интерактивного кино, объединённых общим рассказчиком, с участием реальных (пусть и оцифрованных) актёров. Серия получила название The Dark Pictures Anthology — вышло уже три истории из восьми запланированных, четвёртая находится в производстве.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить
Как раз хватает места ещё на пять названий

Игровый процесс во всех частях The Dark Pictures Anthology схожий: это интерактивное повествование с акцентом на диалогах и кинематографичности. Иногда игроку дают побродить по локациям, иногда заставляют сделать выбор, который повлияет на развитие сюжета. А вот пугать у The Dark Pictures получается не всегда — из трёх вышедших игр только одну можно назвать по-настоящему страшной.

Другая современная игровая хоррор-антология выступает немного в ином жанре. Dread X Collection запустили в 2020 году как сборник небольших хоррор-игр от малоизвестных авторов.Разработчикам давали всего 10 дней на создание проекта, причём приходилось ещё и укладывать идеи в тему сборника — у второй «коллекции», например, темой был Говард Лавкрафт, а четвёртая посвящена охоте (во всех смыслах).

Сами игры из-за очень сжатых сроков разработки получились небольшими и проходятся примерно за полчаса. Зато каждый проект в Dread X Collection — самобытное произведение, в котором авторы по-своему изображают заданную тему. Не всегда эти небольшие игры оказываются интересными, но неожиданных ужасов там точно хватает: игроку предлагают то бродить по тёмным уровням, то отстреливать монстров, то пугаться призраков в заброшенном доме. Игровой процесс постоянно меняется — а вместе с ним и представления конкретных разработчиков о том, как нужно пугать игрока.

Всё, что вы хотели знать о хоррор-антологиях, но боялись спросить

***

Хоррор-антологии присутствуют в массовой культуре уже почти два столетия и пока что не собираются никуда уходить. Их популярность поддерживают и кинематографисты, которым хочется поэкспериментировать с коротким форматом, и зрители — последним просто нравится ассорти из страшилок.

При этом антологии ужаса, хоть часто и не тянут на высокохудожественный жанр, постоянно развиваются и захватывают новые медиа. Инди-сборники видеоигр, подкасты и ролики на YouTube знакомят с форматом новую аудиторию. А режиссёры вроде Майка Флэнегана стараются добавить в антологии деталей и изящества. Кстати, Флэнеган уже работает над несколькими новыми проектами, в одном из которых обращается к корням хоррор-антологий — экранизирует «Падение дома Ашеров» Эдгара По.

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 1
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх