Новость из категории: Книги

Дорогая Венди - Э. К. Уайз

Дорогая Венди - Э. К. Уайз

«Дорогая Венди» начинается там, где заканчивается оригинальная история про Питера Пэна. Питер прилетает к Венди через много лет после её возвращения из Неверленда, но, шокированный тем, что она повзрослела, забирает с собой не её саму, а её дочь. Но в отличие от Венди из романа Джеймса Барри, взрослая Венди уже не очарована Питером и не готова подчиняться ему без оглядки. Она летит следом, чтобы вернуть дочь домой. И с ужасом понимает, что Неверленд совсем не так прекрасен, как она себе его представляла.

История Питера Пэна не в первый раз получает ретеллинг, где Питер опаснее и злее, чем думают дети. «Похититель детей» Джеральда Брома и «Потерянный мальчишка» Кристины Генри как раз об этом. «Дорогая Венди» следует этому тренду, но её основное отличие в том, что привычные события показаны под другим углом. Читатель узнаёт о Неверленде и Питере от Венди — домашней девочки, которая исполняла на острове роль мамы для потерянных мальчишек: готовила им еду, лечила их и рассказывала им сказки, но довольно редко участвовала в настоящих приключениях. Возвращение из Неверленда отразилось на Венди сильнее всего — её братья постепенно забыли о Питере из-за желания не расстраивать родителей и под влиянием жестокой реальности. Но Венди не хотела о нём забывать, и её в конце концов положили в психиатрическую клинику. Она смогла выйти оттуда только через три года и к тому времени уже научилась в совершенстве играть роль, предписанную ей нормами общества. Но Неверленд так и не отпустил её, поэтому похищение дочери вызвало у неё не только ярость и панику, но и отголосок радости: она наконец может вернуться на остров, где провела самые счастливые дни своей жизни.



В романе два рассказчика и несколько временных линий, которые переплетаются и дополняют друг друга. Читатель видит Венди в 1931 году, когда Пэн похищает её дочь, за десяток лет до этого, когда её держали в лечебнице, и, конечно, в её детские годы, когда героиня жила в Неверленде. Параллельно в главах от имени Джейн, дочери Венди, мы узнаём, что происходит на острове. Очевидно, что ничего хорошего, и дело не ограничивается отсылками к «Повелителю мух». Но это история не только и не столько про Пэна. Описывая судьбу Венди, писательница демонстрирует консерватизм всего мира и жёсткие рамки, в которых общество удерживает женщин. У Венди был единственный путь — получить традиционное образование, выйти замуж и родить детей, а всё остальное — «неженское дело». Любые отклонения от этого пути жестоко карались. Её брат, вернувшийся с Первой мировой войны с ранением и серьёзным посттравматическим расстройством, имел право страдать, а вот депрессию Венди все отрицают и списывают на пустые фантазии.

Хуже того, традиционные представления о месте женщины распространяются и на сказочный остров: Пэн похищает Венди, а потом и Джейн исключительно потому, что мальчишкам нужна «мама». Желания самих девочек несущественны. Но сравнение опыта матери и дочери даёт надежду на то, что изменения возможны: Джейн открыто сопротивляется требованиям Пэна и говорит, что не умеет готовить и не знает никаких сказок. И мечтает стать учёной, хоть это и совсем не женское занятие.

С точки зрения взрослого человека очевидно, что отношения Венди и Пэна построены на созависимости и абьюзе. Питер — умелый манипулятор, и даже через много лет, понимая суть его личности, Венди всё равно испытывает ностальгию. Эту детскую травму не исцелить, но, как ни удивительно, Венди получает шанс оставить Неверленд в прошлом, став именно тем, кем хотел её сделать Пэн, — матерью. Похищение Джейн оказалось водоразделом в фантазиях Венди об острове, а сам роман — своего рода гимном материнской любви, показывающим, на что способны родители для защиты своих детей.

Слово творца

В основе рассказа, который стал романом, лежала идея «А что, если бы фильм "Заложница" был про Питера Пэна?» Я подумала, что после того, как Венди Дарлинг ребёнком побывала в Неверленде, она приобрела определённый набор навыков, который помог бы ей спасти свою дочь и поставить на место Питера Пэна. Я также хотела изучить долговременный эффект, который бы оказало на человека путешествие в иной мир, в который больше никто не верит. В случае Венди это её травмировало, но также сделало её сильнее. Я хотела изучить эту дихотомию в её характере и то, как Неверленд может продолжать влиять на её жизнь во взрослом возрасте.

Вердикт

Мрачное фэнтези, в котором на материале известной литературной сказки рассказывается о проблемах родителей и детей, ущемлении прав женщин и опасности абьюзивных отношений.


Итоговая оценка: 8 баллов из 10!

Рейтинг статьи

Оценка
0/5
голосов: 0
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх