Новость из категории: Книги

Терри Пратчетт. Незримые академики

Терри Пратчетт. Незримые академики

Чего хочет народ? Хлеба и зрелищ. Причём зрелищ желательно кровавых. Потому и забавы у него соответствующие, взять хотя бы футбол... Чего хочет самый лучший тиран на Диске, патриций Витинари? Чтобы было кем править. A для этого крайне желательно, чтобы в Анк-Морпорке не было беспорядков. Возникающих во время игры в футбол. Что для этого нужно сделать? Правильно: организовать матч. А кто не видит в этом логики, пусть не удивляется, что самым лучшим тираном называют не его, а Витинари.

В драматургии есть такое понятие, как событие. Оно изменяет мотивацию персонажа, поступки, взгляд на происходящее. Событие - это рубеж, переступив который, ты уже никогда не сможешь вернуться к прошлому. В каждом сюжете есть хотя бы одно событие, а в романах их десятки.

Впрочем, случаются они и в жизни каждого человека. Для сэра Терри Пратчетта одним из таких событий стало обнаружение у него редкой формы болезни Альцгеймера. К сожалению, из-за неё в 2008-м писатель вынужден был перейти к инадиктовке своих новых книг - либо секретарю, Робу Уилкинсу, либо специальной программе для распознавания текста.



Именно поэтому - а ещё потому, что очередной, тридцать седьмой роман о Плоском мире оказался длиннее прежних, - «Незримые академики» вышли на английском с некоторым запозданием. Для русского издания, к слову, эта книга тоже одна из рубежных — поскольку выходит после смены команды, отвечавшей за переводы Пратчетта.


Что получилось в итоге? А получился полновесный роман с типичной для сэра Герри многоходовой конструкцией. Вместе сходятся сразу несколько историй: линия таинственного гоблина Натта, который обитает в подвалах Незримого университета и работает свечным стекалыциком; линия лорда Витинари и профессоров-волшебников, которые взялись изменить «кровавый, дикий, подлинный футбол»; линия двух девушек, хлопочущих на Ночной кухне; линия Трева Навроде - коллеги Натта и сына знаменитого футбольного кумира... Как всегда у Пратчетта, за фэнтезийными декорациями кроются вполне узнаваемые аллюзии на нашу современную жизнь. Он — в который раз — говорит о природе спортивных игр, о ксенофобии, о власти стереотипов...

Эта обманчивая предсказуемость порой оказывает автору и читателям скверную услугу. Мы уже знаем, чего ждать от нового романа Пратчетта, и ждём именно этого, и, когда находим ожидаемое, вдруг оказываемся разочарованы. Ну как же, ведь всё это уже было: и про то, что все виды разумных существ равны, и про то, что каждый — кузнец (ладно, повариха!) своего счастья... При этом, судя по отзывам в Сети, читатели не замечают, к примеру, весьма очевидных литературных параллелей, ключевых для «Незримых академиков». Линия, посвящённая непростым отношениям между Тревом Навроде и Джульеттой О’Столлоп, - это вывернутая наизнанку история о самых знаменитых любовниках из Вероны. В то же время история самой Джульетты (и особенно её роль в популярности микрокольчуги среди самых широких слоёв населения) - безусловно, переосмысленная «Золушка». Наконец, не исключено, что Пратчетт - человек эрудированный и ироничный - отнюдь нс случайно заставил кухарку давать советы лорду Витинари. В конце концов, фраза, что «любая кухарка может управлять государством», хоть Лениным никогда и не произносилась, давно уже стала расхожей...

Таких неочевидных вещей в книге хватает — и если отрешиться от того, чего мы ждали, можно получить немало удовольствия от чтения этого романа. Слегка, впрочем, подпорченного тем, что некоторые имена и названия переведены не так, как в прежних книгах о Плоском мире.

«Незримые академики» вовсе не так просты, как кажется на первый взгляд. Возможно, в истории Плоского мира этот роман не назовёшь ярким событием, но для постоянных читателей Пратчетта это долгожданная, умная и увлекательно написанная книга. Книга, доказавшая главное: мастер не позволил болезни сломать себя!

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 2
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Похожие новости

Комментарии

^ Наверх