Новость из категории: Информация, Книги

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы

«Сила — это ещё не справедливость.
Справедливость – это и есть сила»

Девиз короли Артура (фильм «Камелот», 1967)

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы

Перефразируя классический памятник древнерусской литературы «Повесть временных лет», спросим себя: откуда есть пошло фэнтези? Конечно, был Гомер с его божественным вмешательством в междоусобные распри древних эллинов и многолетним квестом хитроумного авантюриста Одиссея. Были легенды и мифы разных народов, прежде всего скандинавские саги, староанглийские волшебные сказки и континентальные нравоучительные фаблио. Но краеугольный камень фэнтезийного жанра, на который до сих пор опираются многие авторы, — сказания о короле Артуре, маге Мерлине и рыцарях Круглого Стола. Эта легендарная история или историческая легенда привлекла к себе огромное количество авторов и заложила множество основ — прежде всего основу классического фэнтези. О литературной составляющей артурианы мы сегодня и поговорим.

СКАЗКА - ЛОЖЬ, ДА В НЕЙ НАМЁК?

Давным-давно на Британских островах жил да был великий мудрец, провидец и маг Мерлин. И временами подрабатывал он советником тогдашнего Верховного короля Утера Пендрагона - человека небесталанного, лихого вояки, но склонного к разгульной жизни: эль, кости, шлюхи... Сам Мерлин ко всем этнм излишествам относился неодобрительно, но весёлому монарху мнение старого мага было, как правило, до лампады. Однако когда Утеру жутко приглянулась леди Игрэйна, жена герцога Корнуэльского, его верного вассала, король пошёл за помощью именно к Мерлину. Дамочка была горячая, Утер прямо весь извёлся, но её пожилой супруг слыл мужчиной серьёзным, к тому же играл важную роль в обороноспособности государства, потому наставлять ему рога напрямую сюзерен опасался. Мерлин поначалу был против королевской затеи, но затем мага посетило видение внебрачный сын Утера и Игрэйны должен стать самым великим королём Британии. В общем, цель оправдывала средства, потому Мерлин чародейством придал Утеру облик герцога, и в его отсутствие монарх проник в замок Тинтагель, где томилась от скуки прекрасная леди. А в ту же ночь злосчастный герцог погиб - то ли случайность его сгубила, то ли король подсуетился. Так или иначе, Игрэйна овдовела, и через пару месяцев траура Утер на ней женился. Леди к тому времени была уже «в положении», и король этому не шибко радовался — ведь считать поданные умели, чай, не совсем дикари, и преждевременное появление наследника могло вызвать ненужные пересуды. Потому, когда Мерлин предложил королю свои услуги по воспитанию новорождённого Артура, венценосный папаша с радостью спихнул полубастарда чокнутому чародею. Ведь король ещё не стар, жена так и вообще в самом соку, появятся ещё стопроцентно законные сыновья - даже к провидцу не ходи!

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Средневековая артуриана: от валлийских легенд до квеста Сэра Гавейна

Мерлин уехал подальше от переполненного развратом и интригами королевского двора, отдав Артура в руки провинциального рыцаря Эктора, который растил опального принца вместе с собственным сыном Кеем. Эктор учил мальчиков боевому искусству, а Мерлин вдалбливал им (особенно, понятное дело, Артуру) всякие книжные премудрости. Минуло полтора десятка лет, а законного наследника у короля так и не появилось - родились три дочери, Моргана, Элейн и Моргауза, но по тем временам это было фактически ничто.

Так что на Артура оказалась вся надежда... Правда, Утер признать мальчика законным сыном так и не успел, и после смерти короля Британия оказалась на пороге смуты. Могущественные лорды наперебой обхаживали юных принцесс, чтобы получить хотя бы формальные права на трон, и собирали войска - в общем, назревала масштабная мясорубка. Но тут произошло чудо: откуда ни возьмись, появилась каменная глыба, из которой торчал шикарный меч с надписью, что достать его может лишь «истинный по рождению король Британии». Многие пытались, от герцогов до смердов, но никому не свезло, пока не появился Артур и не продемонстрировал, кто в доме хозяин. Мерлин и Игрэйна подтвердили королевское происхождение мальчишки, и тот сел на трон. После некоторых неурядиц и приключений Артур получил в Дар от Владычицы Озера выкованный эльфами волшебный меч Эскалибур, разбил в десятке битв кровожадных варваров-саксов, а затем женился на прекрасной леди Гвиневере.

И наступил золотой век. В блистательном замке Камелот, где находился королевский двор, Артур приказал соорудить огромный круглый стол, за которым усаживались как равные (чтобы никому не было обидно) самые великие рыцари того времени. Мерлин читал им лекции о благочестии и пристойном поведении, а потом, когда маг уходил спать, рыцари предавались земным радостям: вино, шахматы, прекрасные дамы... Но Артур и его рыцари не только развлекались - они также заботились о простых людях, искореняли несправедливость, защищали сирых и убогих, изничтожали монстров и злых чародеев — в общем, наводили конституционный порядок по всей Британии. Ну и всякие артефакты искали, самым главным из которых была чаша святого Грааля. Всё это продолжалось довольно долго, но тут в дело вмешалась Великая Любовь, что никогда не к добру. Лучший друг короля, самый прославленный рыцарь Ланселот Озёрный, опрометчиво влюбился в леди Гвиневеру, супругу сюзерена. Сам Артур настолько сильно уважал Ланса и Гвен, что не хотел их терять и благородно закрывал глаза на интрижку. Однако неспроста говорится: «что знает третий, знает и свинья». Роль презренного животного Сыграл королевский племянник Мордред (по слухам, так и вообще его внебрачный сын — причём плод инцеста Артура с собственной сестрой). Мордред донёс на влюблённых королевскому совету, разразился скандал, леди приговорили к смерти, но Ланселот её спас и сбежал в свои родовые французские владения. Артур, чтобы не потерять лицо, был вынужден пойти войной против закадычного дружка. Братство Круглого Стола распалось - одни рыцари остались с Артуром, другие приняли сторону Ланса, а некоторые вообще эмигрировали от греха подальше. Мерлина к тому времени рядом с Артуром уже не было, потому король на время французского похода безрассудно назначил регентом своего гнусного племянника. В общем, закончилось всё предсказуемо плохо. Мордред. не будь дурак, поднял мятеж и провозгласил себя королём. В битве при Камланне Артур самолично прикончил то ли сына, то ли племянника, но тот, чисто по-голливудски, перед тем как испустить свой подлый дух, всё же смертельно ранил короля. В итоге Эскалибур вернули Владычице Озера, а Артур отправился спать магическим сном на остров Авалон до тех пор, пока Британии не будет угрожать величайшая опасность. И тогда король вернётся и задаст перцу всем врагам - мало не покажется!

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Владычица Озера вручает Артуру меч

Вот такая сказочка...

«ИСПОРЧЕННЫЙ ТЕЛЕФОН»: МЕТАМОРФОЗЫ МИФА

Наш нынешний интерес - это не исторические корни и эволюции легенды об Артуре, Мерлине и всей их тёплой компании, а исключительно литературные воплощения знаменитого мифа.

Впервые имя легендарного короля появилось в художественном произведении стараниями валлийского барда Анейрина, в его поэме «Гододин». Об Артуре сочинял и ещё более знаменитый бард Талиесин. Связаны с именем великого вождя и многие тексты из сборника валлийских легенд «Мабиногион». Но самым масштабным литературным источником аргурианы стал труд епископа Гальфрида (иначе Джеффри) Монмутского, чья «История королей Британии» в двенадцати томах, завершённая в 1136 году, для англичан имеет ту же ценность, что д ля нас - «Повесть временных лет». Правда, Гальфрид был ещё тот фантазёр, потому на страницах его вроде как исторического magnum opus кишат волшебники, драконы, зачарованные артефакты — в общем, раннесредневековый Толкин, да и только. Как бы там ни было, два тома своего труда Гальфрид целиком посвятил Артуру - впервые история легендарного короля бриттов рассказана последовательно и с большим количеством подробностей: от романтического зачатия до упокоения на Авалоне

Артуровская «История» Гальфрида оказалась самым благодатным источником вдохновения для множества последователей. За местными бардами подтянулись иноземные труверы, менестрели и миннизингеры. И тут в дело вступил классический принцип «испорченного телефона»: практически каждый из средневековых литераторов, писавших об Артуре, считал своим долгом вставить в историю великого короля что-нибудь своё.


Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Roman de Brut образца 1155 года

Первой откровенно художественной версией труда Гальфрйда стал «Роман о Бруте» (1155) англо-норманского трувера Васа, который не только перевёл тяжеловесную латынь почтенного епископа на «благородный» французский, но и внёс в сюжет изрядные правки.

Так, именно Вас придумал пресловутый Круглый Стол и волшебный меч Эскалибур (клинок у Гальфрйда упоминался, но Вас сочинил его полноценную историю).

Да и вся куртуазность рыцарского окружения Артура - заслуга именно Васа, ведь у Гальфрйда великий король был в первую очередь суровым воителем, победившим безбожных варваров-саксов. Вас, как трувер, сочинял для развлечения аристократии, потому его стараниями Артур со товарищи из доблестных головорезов превратились в благородных кавалеров, идеальных рыцарей, одержимых кодексом чести. А ещё Вас делал упор на волшебное, таинственное - это так привлекало простодушных сеньоров и прекрасных дам!

Однако простому люду тоже хотелось сказок. И англосаксонский поэт-священник Лайамон перевёл труд Васа на простонародный английский - в начале XIII века вышла его поэма «Брут», несколько изменённая в сравнении с оригиналом. Так, у Лайамона появилось упоминание о связи Артура с эльфами (фэйри), более детально рассказано о создании Братства Круглого Стола и о финальном противостояние короля с Мордредом.

Ещё больше от Гальфрйда отошёл выдающийся французский трувер Кретьен де Труа, который в своих куртуазных романах писал не столько к о самом Артуре, сколько о его сподвижниках — иногда очень эпизодически. Так, в романе «Эрек и Энида» (1170) действие происходит при дворе Артура, но напрямую с королём не связано, а в романе «Клижес» (1176) мать титульного героя Сордамора - сестра сэра Гавейна, одного из наиболее знаменитых рыцарей Круглого Стола. Зато романы «Ланселот, или Рыцарь телеги», «Ивэйн, или Рыцарь со львом» и «Персеваль, или Повесть о Граале» (1176-1191) уже непосредственно посвящены приключениям (как правило, любовным) людей из близкого окружения Артура. Именно Кретьен де Труа ввёл в артуриану историю поисков святого Грааля, тему «высокой» любви (Вас всё же делая упор на магию и придворную жизнь), а также придумал название королевского замка - Камелот.

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Камелот в представлении современного художника

В последующие годы об Артуре и его рыцарях писало множество труверов и миннизингеров: Роберт де Борон, Бернардо Тиссо, Жак де Лоньон, Томас Честерский, Гартман фон Ауэ, Вольфрам фон Эшенбах, Готфрид фон Штрассбург... Из этой славной когорты самый значительный вклад в Артуриану внёс Эшенбах — один из крупнейших эпических поэтов немецкого средневековья. Он сочинил роман «Парцифаль» (1210), в основу которого легла легенда о поисках святого Грааля. Придумавший этот квест Кретьен де Труа попросту не успел завершить свой рассказ, к тому же его мировоззрение несколько отличалось от идеалов Вольфрама фон Эшенбаха, буквально помешанного на духовно-нравственном совершенстве. Потому легкомысленная французская куртуазность в «Парцифале» заменена мистическим стремлением к духовному Чуду и нравственному Просветлению.

В качестве противовеса рыцарскому, «светскому» прочтению легенд об Артуре в 1215-1236 годах появился так называемый «Цикл Вульгаты»: пять назидательных романов анонимных авторов, предположительно монахов Ордена цистерцианцев. Романы «История Грааля», «Мерлин», «Книга о Ланселоте Озёрном», «Поиски Святого Грааля» и «Смерть Артура» охватывают практически всю артуриану и её основных персонажей с упором на подчёркнуто христианский символизм. Наконец, в XIV веке появилась поэма ещё одного анонима «Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь», в центре которой оказались приключения королевского племянника Гавейна, истинного паладина, идеала для любого дворянина. Переполненная аллюзиями на окружающую автора действительность, эта поэма одновременно стала своеобразной предтечей классического авантюрно-фэнтезийного квеста.

Ну а дальше пришла пора Томаса Мэлори, а там уже и до фэнтези оказалось рукой подать... И, похоже, поток книг об Артуре и его рыцарях не иссякнет никогда!


ТОМАС МЭЛОРИ: АПОСТОЛ АРТУРИАНЫ

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
«Смерть Артура» издавалось множество раз, и даже в виде комикса

«Смерть Артура» сэра Томаса Мэлори - ключевой элемент практически всех современных представлений об артуриане. Мэлори был английским дворянином, участником войны Алой и Белой розы, и за ряд прегрешений угодил в тюрьму на двадцать лет.

В узилище сэр Томас заделался моралистом и решил сочинить нравоучительный роман. Опираясь в основном на поэтические произведения французских авторов, Мэлори написал восемь прозаических компиляций: «Повесть о короле Артуре». «Повесть o благородном короле Артуре, как он сам стал императором через доблесть своих рук», «Славная повесть о сэре Ланселоте Озёрном», «Повесть о сэре Гарете Оркнейском по прозванию Бомейн», «Книга о сэре Тристраме Лионском», «Повесть о Святом Граале», «Книга о сэре Ланселоте и королеве Гвиневере», «Плачевнейшая повесть о смерти Артура Бескорыстного».

Перелагая разносторонний поэтический материал в прозаическую форму. Томас Мэлори активно сокращал и видоизменял текст, делая собственные вставки. Так появилось достаточно стройное художественное произведение, куда входят все ключевые события артуровской мифологии Через четырнадцать лет после смерти автора, в 1485 году, сборник Мэлори увидел свет стараниями английского первопечатника Уильяма Кэкстона под общим названием «Смерть Артура». В дальнейшем книга многократно переиздавалась, став фактически каноном артурианы и источником вдохновения «Королевы фей» Эдмунда Спенсера, «Королевских идиллий» Альфреда Теннисона, «Принца Артура» Эдуарда Булвер-Литтона, «Защиты Гиневры» Уильяма Морриса и многих других более поздних произведений...


РОДЖЕР ГРИН: АРТУРИАНА ДЛЯ ПОДРОСТКОВ

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Говард Пайл рассказал артуриану детям. Роджер Грин - подросткам

Книга Томаса Мэлори предназначена преимущественно для взрослого читателя и требует некоторой интеллектуальной подготовки - начать хотя бы с того, что написана она достаточно тяжеловесным слогом. Потому немудрено, что в середине прошлого века появилась облегчённая версия артурианы для юношества. Сей труд взял на себя Роджер Ланселин Грин.

Британский аристократ, впрочем, не шибко знатный. Грин получил отличное «классическое» образование, после чего пошёл по учёной стезе. Обучался в Оксфорде, где был членом литературного кружка Инклингов вместе с Льюисом и Толкином, затем работал в научной библиотеке и преподавал в Ливерпульском университете. Грин с юных лет увлекался мифологией, и как-то ему пришла в голову идея заняться переложением классических легенд для современного ему массового читателя, прежде всего читателя юного. Помнится, в советские времена у наших школьников колоссальным успехом пользовались «Легенды и мифы Древней Греции» Николая Куна. Оригинальные тексты подросткам читать было нудновато, а вот их лайт-версии шли за милую душу. Грин решил сделать то же самое - и одной из первых его работ стал сборник «Приключения короля Артура и рыцарем Круглого Стола» (1953).

Впрочем, в переложении артурианы на «детский» язык Грин не был первопроходцем - ещё в 1903-м вышла книга американского писателя и иллюстратора Говарда Пайла, но она была совсем уж сказочной. Книга же Грина — именно «приключения» для юношества, где средневековые легенды балансировали на грани фэнтези. В сборник вошло семнадцать рассказов - от историй меча из камня и Эскалибура до авалонского сна Артура. В общем, все сливки Мэлори минус излишнее морализаторство и философствование. Впрочем, с учётом основной аудитории «добрым молодцам урок» в сборнике имелся - ну какой образованный англичанин пренебрёг бы такой возможностью?

Кроме перелицованной артурианы, Грин сочинил ещё несколько подобных сборников - его «добычей» стали мифы Древней Греции, Египта, скандинавские саги, легенды о Робин Гуде. Но «Приключения короля Артура» вне конкуренции - их множество раз переиздавали практически во всех англоязычных странах и переводили на другие языки, включая русский. А в 1976 году нобелевский лауреат Джон Стейнбек выпустил ещё более модернизированную версию канона Мэлори - «Деяния короля Артура и его благородных рыцарей», отталкиваясь именно от версии Грина.


ТЕРЕНС УАЙТ: АРТУРОВСКИЙ ПОСТМОДЕРНИЗМ

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Цикл Теренса Уайта начинался как милая сказка, а завершился философским фэнтези

Цикл Теренса Хэнберм Уайта «Король Былого и Грядущего» - весьма любопытное, хоть и очень неровное, переосмысление «Смерти Артура» Томаса Мэлори в духе постмодернизма. Цикл распадается на две неравномерные части. Первая из них состоит из трёх романов, вышедших 1938-1940 годах: «Меч в камне», «Царица воздуха и тьмы», «Рыцарь, совершивший проступок». На первый взгляд это чисто подростковые книги, пускай и написанные с использованием приёмов постмодернизма. Здесь самым причудливым образом перемешаны времена, реалии, жанры и герои. Артур встречается с Робин Гудом. Мерлин проводит сеансы психоанализа, муравьи слушают радио - и ничего удивительного в эдакой сборной солянке нет. ведь «следует помнить, что дело происходило в Доброй Старой Англии, в Стране Волшебства...». Особенно «детскость» просматривается в стартовом томе цикла. Герой «Меча в камне», обычный мальчишка Варт, мечтает стать рыцарем, а пока вынужден выполнять поручения в стиле «принеси-подай» в замке рыцаря Эктора. Но вскоре Варт встречает волшебника Мерлина, после чего мальчика ждут всяческие приключения вроде превращения в разных зверушек, а заодно и множество жизненных уроков. Ну а в финале Варт вытаскивает «меч из камня» и перевоплощается в Артура. В двух последующих романах в центре внимания оказываются юный Мордред и молодой Ланселот, и интонация книг уже более взрослая - в духе литературы, которую ныне называют Young Adult. Главная тема первоначальной трилогии традиционна для английской литературы - взросление молодого человека, его превращение из беззаботного юнца в самодостаточную личность. К 1942 году Уайт завершил цикл, дописав ещё две книги, однако затем переработал их в финальный том серии, «Свеча на ветру», который вышел в 1958-м. Это уже вполне взрослый роман с трагичной смысловой начинкой и глубоким философским подтекстом. Читатель наблюдает за усталым, постаревшим Артуром, который понимает, что его «золотой век» завершается и ничего исправить уже нельзя. Роман - это ещё и пародия на английский фашизм: Мордред явно списан с Освальда Мосли, несостоявшегося британского «фюрера». После смерти Уайта была выпущена также «Книга Мерлина» (1977), куда вошли черновые наброски «Свечи на ветру»: накануне битвы при Камланне к Артуру приходит его старый наставник, чтобы преподать последний урок, и благодаря магии король вновь становится беззаботным мальчиком Вартом.


МЭРИ СТЮАРТ: ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Мэри Стюарт открыла авторам артурианы новые валлийские горизонты

Отдельно стоить отметить роль этой английской романистки в новаторском прочтении артурианы. При создании основной трилогии «Жизнь Мерлина» Стюарт опиралась не на каноны Мэлори и адаптацию Грина - в качестве основы впервые за многие века использовался основной первоисточник легенды. «История британских королей» Гальфрида Монмутского.

Ну а ставшие привычными для публики религиозный символизм, сказочное волшебство, куртуазные похождения благородных рыцарей и изящных дам были попросту отброшены за ненадобностью. В своих романах Стюарт попыталась добросовестно смоделировать «тёмные века» Британии, используя при этом самый натуральный мейнстримовский реализм и отказавшись от постмодернистских приёмчиков. Это было свежо и ново и открыло путь многочисленным последователям и эпигонам. А вот два последующих околоартуровских романа Стюарт, «День гнева» и «Принц и паломница» - особенно последний, - стали своеобразным компромиссом: влияние канона Мэлори в них ощущается довольно отчётливо.


МЭРИОН ЗИММЕР БРЭДЛИ: ВНАЧАЛЕ БЫЛА ЖЕНЩИНА!

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Вивиана, Ниниана, Моргейна... Артур и Мерлин против них просто слабаки!

Ставший мировым бестселлером роман американской писательницы Мэрион Зиммер Брэдли «Туманы Авалона» (1983) закрепил в литературной артуриане новацию Мэри Стюарт. Как и автор «Жизни Мерлина», Брэдли во многом отказалась от традиций Мэлори, сделав ставку на «историчность» повествования. Впрочем, роман Брэдли - это скорее компромисс между историческим и волшебным, ведь одна из основных сюжетных линий книги - столкновение наступающей христианской религии и теснимого ею кельтского язычества-друидизма, союзного с миром фэйри, которые, в свою очередь, вовсе не привычные нам эльфы, а древнее население Британии. Главная героиня Моргейна, герцогиня Корнуолла, - великая колдунья, языческая жрица богини Керидвен. Брэдли долго придерживалась идеологии виккан - современной реконструкции кельтского культа Великой Матери, потому в романе много внимания уделено философии и обрядам этого течения. Немудрено и то, что особый упор автор сделала на основополагающую роль женщины - феминизм вообще был одной из типичных черт творчества Брэдли. Весь роман пронизывает идея первичности женского начала в мироздании. Именно персонажи-женщины Вивиана, Ниниана и Моргейна, каждая по-своему, пытаются спасти «золотой век» бриттов. Но все их усилия тщетны и приводят к противоположному результату. Ведь, выступая против нетерпимости христианских священнослужителей, героини проявляют не меньшую косность и ограниченность. Нарастающее идеологическое противостояние приводит к гибели Артура и фактическому исчезновению Авалона.

В дальнейшем Брэдли не раз возвращалась к миру «Туманов», сочинив несколько сиквелов и приквелов. Впрочем, большая их часть написана в основном Дианой Паксон, которая затем развила многие идеи Брэдли уже в абсолютно самостоятельных артуровских романах.


НИК ТОЛСТОЙ: АКАДЕМИЧЕСКОЕ ФЭНТЕЗИ

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Книги Ника Толстого научны, интеллектуальны, поэтичны, литературоцентричны... и нудноваты

Дальний родич авторов «Войны и мира» и «Петра Первого» Николай Толстой родился в Англии, причём отчимом его был Патрик О'Брайан - автор знаменитой серии военно-морских исторических романов о капитане Джеке Обри. Сам Ник Толстой стал всемирно известным кельтоведом, так что его интерес к Артуру вполне объясним. Впрочем, вклад Толстого непосредственно в литературную артуриану не столь велик - хотя его роман «Пришествие короля» (1988), бесспорно, заслуживает внимания. Ведь Толстой стал одним из первых авторов, кто попытался рассказать о том, что случилось уже после смерти Артура Действие его книги происходит через сорок лет после роковой битвы при Камланне. Впрочем, роман Толстого больше похож на римейк (или переосмысление) прошлых событий - его сюжет связан с возродившимся Мерлином, который пытается осуществить перезагрузи утраченного «золотого века». Несмотря на ряд интересных идей, а также безусловное знание автором исторического материала и литературных первоисточников. «Пришествие короля» не стало бестселлером - прежде всего из-за излишней увлечённости Толстого формой подачи. Мало того, что роман до предела напичкан аутентичными эпохе именами и названиями, так он ещё и стилизован под кельтские поэмы. С одной стороны, это отличает книгу от массы артуровского фэнтези, с другой - сильно затрудняет чтение. Хотя для особо «продвинутых» читателей в этих стилистических особенностях и информационной насыщенности и заключается неповторимый шарм романа, который занимает достойное место среди артуроеского фэнтези.


БЕРНАРД КОРНУЭЛЛ: ПОЧТИ ИСТОРИЯ

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Бернард Корнуэлл пошёл по тропе Мэри Стюарт: в его романах фэнтези практически нет

Англо-американский писатель Бернард Корнуэлл известен в первую очередь по циклу историко-приключенческих романов о доблестном стрелке Ричарде Шарпе, герое эпохи наполеоновских войн. Однако отметился Корнуэлл и в артуриане. причём подошёл к делу с исторической стороны, лишь с небольшими вкраплениями магического вроде сбывающихся пророчеств и вещих снов. В трилогии «Сага о короле Артуре» (1995-1997) Корнуэлл умело совмещает каноны Мэлори и Гальфрида Монмутского. В романах «Король Зимы», «Враг Божий» и «Эскалибур» присутствуют практически все герои и символы традиционной артурианы, однако автор ловко и умело обыгрывает их на свой лад. К примеру, Мордред - сын не Артура, а Утера. Сильному изменению подверглись и другие традиционные персонажи артурианы — Мерлин, Ланселот, Галахад, Гавейн, Моргана... Да и Артур здесь не долгожданный наследник, а нежеланный бастард, который ценой огромных усилий сумел стать военным вождём бриттов, способным противостоять ордам диких саксов. И в финале трилогии нет никакого Авалона - есть только кровавый конец великого воина, который лишь на недолгое время остановил наступающий на Британию хаос. Но даже этот небольшой период относительного спокойствия породил огромную народную надежду и тоску по утраченному «золотому веку», который, конечно же, когда-нибудь вернётся – вместе с королём...


ОТНЫНЕ И ВОВЕКИ: АРТУР ЖИВ!

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы

В 2013 году Кристофер Толкин явил миру отредактированную версию незаконченной поэмы своего отца «Падение Артура», которую Профессор сочинил ещё в начале 1930-х. Что уж говорить о современных авторах фэнтези, которые по сей день не оставляют в покое тень легендарного короля. Где только Артур не побывал, и чем только не занимался, и как только его приключения не интерпретировали!

Розмари Сатклифф в популярной трилогии «Король Артур» и нескольких дополнительных романах в основном идёт по стопам Томаса Мэлори. Зато Стивен Лоухед в шестикнижии «Пендрагон» поведал свою масштабную историю, опираясь на кельтскую мифологию, прежде всего «Мабиногион», а также на труд Гальфрида Монмутского и даже легенды об Атлантиде. На «кельтской» версии также основаны тетралогия «Святыни Острова» матёрой язычницы Дианы Паксон. трилогия «Вместе с ветром» Джулиан Брэдшоу, дилогия «Повелитель огня» Парка Годвина. В тёмные времена после распада римской империи Артура и его сотоварищей помещают многотомные «Хроники Камлауда» Джека Уайта, несвязанная сюжетно серия книг Нормы Гудрич, трилогия Хелен Холлик «Штандарт Пендрагона», роман Дэвида Дрейка «Повелитель дракона». Популярностью пользуется и женский взгляд на артуриану, особенно среди авторов любовных фантазий. Так, незадачливая супруга Артура стала центральным персонажем трилогий Персеи Вулли и Розалинды Майлз с одинаковым названием «Гвиневера», романов Филлис Энн Карр «Идиллии королевы» и Нэнси Макензи «Королева Камелота».

События, герои и артефакты артурианы часто связываются и с нашим временем. К примеру, кто только не охотился за Святым Граалем! Хотя жаждой поставить драгоценную чашу на комод какого-нибудь авантюриста авторы фэнтези не ограничиваются. Так, Питер Дэвид в трилогии «Рыцарь» переносит Артура в Нью-Йорк, где на пост мэра баллотируется новое воплощение Мордреда, - вновь грядёт Камланн, только на сей раз с использованием политтехнологий XXI века! А дилогия Алана Фентона «Возвращение Артура» делает протагониста незаконным сыном британского премьер-министра, причём в будущем новому воплощению великого короля предстоит остановить глобальный терроризм и спасти всё человечество (а чего мелочиться-то?).

Артуровские легенды, зачастую в очень изменённом виде, активно используют авторы подростковой фантастики. Кевин Кроссли-Холланд сделал героем своей трилогии «Вещий камень» юного английского дворянина XII века Артура де Калдикота, которому посчастливилось познакомиться с самим Мерлином. Причём маг подарил герою вещий камень, в котором можно наблюдать за легендарным королём Артуром, что мальчик и делает, используя опыт прошлого для решения собственных проблем. А вот Мэг Кэбот в романе «Высший Авалон» перенесла действие в современный колледж, где основные события артурианы разыгрываются среди местных учащихся, причём аналогам рыцарей Круглого Стола становятся члены школьной команды по американскому футболу! В трилогии Дерека Бенца и Джи-Эс Льюиса «Серые грифоны» подростки вступают в борьбу с бессмертной колдуньей Морганой, которая охотится за Священной книгой Артура, дающей огромное могущество. Реинкарнацией Артура оказывается юный герой трилогии Молли Кокрэйн и Уоррена Мэрфи «Вечный король», причём пацана, который постоянно ввязывается во всевозможные приключения, опекает бывший полицейский - воплощение сэра Галахада. В общем, больше Артуров, хороших и разных...

Артуровские мотивы в своих книгах использовали и многие другие авторы, включая настоящих мэтров фантастики: Стивен Кинг, Дэвид Геммел, Роберт Холдсток, Гай Гэвриел, Кей, Андрэ Нортон, Джейн Йолен, Майкл Скотт, Рик Янси, Сара Зеттель, Филипп Рив, Фред Саберхаген, Джудит Тарр, Джоан Вулф...


АРТУРИАНА МУЛЬТИМЕДИЙНАЯ

О разнообразных киновоплощениях артурианы мы напишем в одной из следующих статей. Хотя, естественно, литературой и кино артуриана мультимедийная отнюдь не ограничивается.

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Во вселенной Marvel Comics артуровкие легенды получили свою реинкарнацию в серии под названием «Эскалибур»

Так, первый комикс «из артуровских времён» появился ещё в 1937 году, когда Хэл Фостер представил публике своего «Принца Вэлианта». В дальнейшем сюжеты о похождениях молодого «рыцаря Отважного» сочиняли и другие комиксисты, причём действие зачастую перемещалось в разные периоды английской истории, сохраняя тел» не менее все приметы фэнтези. Образ Артура использовало издательство DC Comics - как часто бывает, есть несколько воплощений как легендарного короля, так и Мерлина, разбросанных по всей вселенной DC. По той же схеме сработал и другой комикс-гигант, Marvel Comics,— с различными воплощениями персонажей артуровского мифа связаны серии «Чёрный Рыцарь» и «Эскалибур». Серия издательства Caliber «Легенды Камелота» более традиционна - это, по сути, графический пересказ книги Томаса Мэлори. А вот французский комикс Давида Шовеля «Артур» основан на валлийских легендах из «Мабиногиона». Имеются и гораздо более экзотические версии. Так, графическая серия «Король Былого Грядущего» (с циклом Теренса Уайта она не имеет ничего общего, кроме названия) заставляет Артура и его паладинов постоянно возвращаться с Авалона ради сражений с новыми страшными врагами человечества. В серии «Камелот 3000» герои так и вовсе борются с полчищами инопланетян.

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Камелот 3000

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Игровая индустрия превратила артуриану в прибыльную франшизу

Естественно, не прошли мимо Артура и производители игр. Настольная игра Shadows over Camelot (2005) повторяет классическую легенду; синтез канона Мэлори с кельтской мифологией представлен в многократно переизданной текстовой RPG Pendragon (первая редакция вышла в 1985). Имеется немало видеоигр, полностью или частично связанных с событиями и персонажами артурианы: платформенная аркада Sr Lancelot (1984), квест Conquests of Camelot: The Search of the Grail (1989), экшен-RPG Knights Of The Round (1991), приключенческий боевик King Arthur & the Knights of Justice (1995), MMORPG Dark Age of Camelot (2001), тактическая JRPG Fire Emblem: Fuin no Tsurugi (2002), стратегия в реальном времени Stronghold Legends (2006), военно-стратегическая RPG King Arthur (2009). Артуровские элементы также использовались в нескольких играх популярных серий Tomb Raider, Final Fantasy, Fate/Stay Night Soul, Sonic.

И, наконец, музыка. Первая опера «Король Артур» Генри Перселла была поставлена в Англии ещё в 1691 году на основе либретто выдающегося британского поэта и драматурга Джона Драйдена. Причём Драйден сильно отошёл от мифологии, сочинив аллегорию на события недавней английской истории — смерть Карла II Стюарта и так называемую Славную революцию. А самый выдающийся вклад в оперную артуриану, бесспорно, внёс великий немецкий композитор Рихард Вагнер, автор «Лоэнгрина» (1848), «Тристана и Изольды» (1862) и «Парцифаля» (1882), в основе которых лежат произведения Вольфрама фон Эшенбаха и Готфрида фон Штрассбурга. В разное время появлялись и другие оперы на околоартуровские сюжеты: «Мерлин» Карла Голдмарка (1886), «Гвиневера» Юбера Парри (1886), «Артур» Амедео Вивеса (1895), «Король Артур» Эрнеста Шассона (1903), «Рождение Артура» Ратленда Ботона (1909), наконец, «Гавейн» современного британского композитора Гаррисона Бёртвистла (1991).

Во главе «Круглого Стола»: метаморфозы литературной артурианы
Рик Уэйкман, Grave Digger и целая толпа под предводительством Алана Симона перепели артуриану в рок-формате

Не остались в стороне от артуровской темы и рокеры. Иногда это был лишь мимолётный интерес: так, две композиции альбома Imaginations from the Other Side группы Blind Guardian посвящены Мордреду и битве при Камланне. Брюс Дикинсон сочинил песню Return of the King, а пауэр-металлическая группа Kamelot отметилась композициями Once and Future King и Shadow of Uther. Но иногда доходило и до концептуальных проектов. Полноценное музыкальное переложение легенды записал Рик Уэйкман в альбоме The Myths and Legends of King Arthur and the Knights of the Round Table (1975). Аналогичные проекты на счету металл-группы Grave Digger - альбом Excalibur (1999), фолк-певицы Мэдди Прайор - альбом Arthur the King (2001), хард-рокера Гэри Хьюза - двойной альбом Once and Future King (2003). Несколько особняком стоит масштабная рок-опера Excalibur бретонского фолк-рокера Алана Симона, первая часть которой появилась в 1998 году, а финальная, третья, в 2011-м. В записи этой «кельтской саги», куда вместилась вся история Артура, принимали участие такие знаменитые музыканты, как Роджер Ходжсон и Алан Парсонс, участники групп Jethro Tull, Supertramp и Riverdance, а также актёр Жан Рено.

Рейтинг статьи

Оценка
5/5
голосов: 2
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Перевести статью:

Похожие новости

Комментарии

Информация

^ Наверх