Новость из категории: Книги

Время и боги - Лорд Дансейни

Время и боги - Лорд Дансейни

В своих странствиях сновидец не скован узами плоти. Он легко переносится в прошлое и будущее, видит далёкие земли, таинственных богов и великих пророков. Но не каждому, кто вернулся из-за пределов ведомых нам полей, дано рассказать о своих путешествиях по мирам и эпохам так, как сделал это автор книги «Время и боги».

Проза Эдварда Джона Мортона Даркса Планкетта, восемнадцатого барона Дансени (в другой транскрипции — Дансейни), в России известна неплохо. Культа, как в случае с Лавкрафтом или Робертом Говардом, вокруг этой фигуры не сложилось, но при желании найти произведения Дансейни на русском не составит особого труда. Всё-таки классик, повлиявший на развитие фэнтези и хоррора всего XX века. Другое дело, что издавать его системно, последовательно у нас пока никто не пытался — до последнего времени успехами на этом поприще могли похвастаться только составители малотиражек. Что, в общем, понятно: за свои 79 лет лорд Дансейни успел написать без малого тридцать сборников рассказов и четырнадцать романов - даже если не брать в расчёт драматургию, эссеистику и поэзию, солидный корпус текстов, на много лет работы переводчикам. Что ж, выход тома «Время и боги», открывающего серию «Хрустальная проза», можно назвать первым осознанным шагом в этом направлении.

В книгу вошло четыре авторских сборника: «Боги Пеганы» (1905), «Время и боги» (1906), «Пятьдесят одна история» (1915) и «Человек, который съел феникса» (1949). Опубликованы они в том составе, в каком печатались в Британии, что немаловажно: многие рассказы Дансейни связаны если не сюжетно, то, по крайней мере, интонационно. Первые два сборника прославили автора как незаурядного визионера и отличного стилизатора — именно притчи и мифы о вымышленном ареопаге мира Пеганы чаще всего цитируются и обыгрываются в более поздней литературе. Две диаметрально противоположные идеи красной нитью проходят через все эти тексты: идея конечности и идея относительности. Даже боги смертны, неумолимое Время не пощадит их богато изукрашенные алтари. Цветущие города падут, великие империи растворятся в море Забвения, сокровища, ради которых люди готовы жертвовать жизнью, обратятся в прах. Но над богами есть другие боги, а над теми - ещё и ещё. Описав круг в духовных поисках, мы имеем шанс вернуться к тому, с чего начали. Царь и нищий поменяются местами, величественное покажется мелким, а пустяковое обретёт глубокий сакральный смысл. Рано или поздно Судьба и Случай закончат свою долгую игру - но тут же снова расставят фигуры, чтобы начать новую партию. Бог его знает, как эти концепции одновременно умещались в одной голове. Пожалуй, написать такое мог только человек поздневикторианской эпохи, сотканной из противоречий и внутренних компромиссов. В «Пятьдесят одном рассказе» автор противопоставляет грохочущей индустриальной цивилизации Природу с её тихим, неброским очарованием, восходами и закатами, птичьими трелями и ароматом диких роз. Но и о том, что именно старушка Природа приходится родной матушкой трём свирепым гигантам, Войне, Голоду и Чуме, лорд Дансейни не забывает. Впрочем, слухи о смерти бога Пана несколько преувеличены. В самом позднем сборнике писатель примиряет чудо и повседневность, жителей унылых вересковых пустошей и пришельцев с изнанки реальности.

В общем, чтобы стать героем притчи, вовсе не обязательно совершать великие подвиги, знаться с феями, носить королевскую тиару, жреческую мантию или живописное рубище пророка — достаточно прожить жизнь, полную смысла, как Эдвард Планкетт, восемнадцатый барон Дансейни. Хотя автор этой книги так и не стал литературной звездой первой величины, а его имя сегодня лучше знакомо узким специалистам, чем широкой публике, в рассказах писателя звучит та же музыка, что и в произведениях Оскара Уайльда и Хорхе Луиса Борхеса, Эдгара По и Редьярда Киплинга. Лорд Дансейни — лирик, поэт, романтик, «последний викторианец» и искренний певец модерна. Не то чтобы без него трудно было бы представить британскую литературу начала XX века, но понять её, несомненно, стало бы сложнее. Не будем забывать и о том, что именно ему принадлежит гениальная фраза о мирах «за пределами ведомых нам полей», уже в наши дни породившая десятки полноценных литературных вселенных — вплоть до «Звёздной пыли» Нила Геймана. Если издатели доведут до конца задуманное и выпустят в серии «Хрустальная проза» ещё два проанонсированных тома Дансейни, это станет вехой, сравнимой по значимости с выходом «Властелина колец» в издательстве «Северо-Запад». Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.

ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА

Книга снабжена предисловием литературоведа Владимира Гопмана, классическими иллюстрациями Сидни Сайма и обширными комментариями переводчика и составителя Кулагиной-Ярцевой. В последнем разделе, впрочем, много лишнего: комментатор многословно рассказывает читателям, что такое Ниневия, где располагался Илион, кто такие Афина и Посейдон — то есть о вещах общеизвестных и, в общем-то, не требующих разъяснений.

Вердикт

Если вопрос об истоках фантастического жанра для вас не пустой звук, эта книга строго обязательна к прочтению. А уж для читателей-англоманов и адептов «викторианства» сборник «Время и боги» просто сокровище, настоящее украшение книжной полки.



Итоговая оценка: 9 баллов из 10.

Рейтинг статьи

Оценка
0/5
голосов: 0
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Перевести статью:

Похожие новости

Комментарии

Информация

^ Наверх