Новость из категории: Книги

Смотритель - Виктор Пелевин

Смотритель - Виктор Пелевин

Поднявшись к вершинам, даже самый добродушный правитель самой демократической страны получает власть над миллионами жизней. Но вся его власть и близко не сравнится с возможностями Смотрителя утопической страны Идиллиум. Смотрителю подчиняется сама материя, из которой создана твердь под ногами и небо над головой. Эту-то ответственную должность и готовится занять главный герой нового двухтомного романа Виктора Пелевина.

Идиллиум — однокоренное слово с «идеалом». В такой идеальный мир, созданный фантазией медиумов при помощи таинственного Флюида и чудесных машин Франца-Антона Месмера, увёл избранных аристократов духа Павел I, великий император-алхимик. Изобретательно сымитировав собственную смерть от «апокалипсического удара табакеркой» и подготовив «зачистку» посвящённых в тайну — а вы думаете, ради чего была организована Великая Французская революция и Наполеоновские войны? Впрочем, и в Идиллиуме действуют некоторые ограничения, которые не дают превратить утопию в кровавый кошмар: нельзя, например, сделать землю плоской, а небо наполнить небывалыми созвездиями. Существует и своя чёткая иерархия сил: два монашеских ордена (Жёлтого флага и Железной бездны — в их честь названы тома дилогии), четыре Ангела, олицетворяющие четыре стихии, и, наконец, Смотритель — в некотором смысле верховный правитель, царь и бог карманной вселенной. Через три сотни лет после Павла Алхимика, то есть приблизительно в наше время, трон Смотрителя занимает главный герой романа Пелевина. Занимает в беспокойные дни: охоту за Смотрителями ведёт некая сущность, в совершенстве владеющая энергией Флюида и выступающая под псевдонимом Великий Фехтовальщик (больше, больше Заглавных Букв!). Несколько правителей уже пало жертвой покушений — несмотря на сверхспособности и неподкупную стражу.

В общем, вполне подходящий сеттинг и годный главгерой для фэнтезийной эпопеи. Вот только ждём-то мы от Виктора Олеговича совсем другого: точных и ядовитых метафор, объяснения высокого через низкое, профанного через сакральное, материального — через метафизическое. Очередного саркастического портрета эпохи, в конце концов. Но автор принципиально отказывается соответствовать нашим ожиданиям. Само по себе это неплохо — сколько можно наяривать одну и ту же мелодию на костяной флейте! Но лишь эта музыка, как выясняется, получалась у Пелевина виртуозно, остальное — так себе. Вместо очередного сочинения «единственного и неповторимого», как называется именная книжная серия, мы получили претенциозное, пафосное и вторичное фэнтези, написанное к тому же без капли иронии, а тем паче самоиронии. Симбиоз прозы Макса Фрая и Пауло Коэльо, унаследовавший худшие черты от каждого автора.

Интересен новый двухтомник исключительно как подтверждение банального, истёршегося от частого употребления афоризма: «Сначала ты работаешь на репутацию, потом репутация работает на тебя». Представьте, что на обложке «Смотрителя» написано не «Пелевин» (единственный и неповторимый — ну, вы помните), а «Иванов», «Петров» или «Сидоров». Да хотя бы и «Подпоручик Киже» — это хорошо рифмуется с содержанием книги. Что выходит роман тихо, незаметно, без рекламной артподготовки и тщательно просчитанных утечек из издательства. Стали бы его рассматривать в микроскоп книжные обозреватели всех центральных газет и журналов, от Константина Мильчина до Дмитрия Быкова? Спорить до хрипоты в радио- и телеэфире, на интернет-форумах? Изыскивать скрытые смыслы? Или просто пометили бы полупрезрительным маркером «фэнтези», едва заглянув под обложку, и забыли бы, как дурной сон?.. О «Смотрителе» говорят: мистерия. Говорят: описание магической инициации. Роман о любви. О скитаниях убиенного государя Павла по лабиринтам Михайловского замка и собственного подсознания. Говорят, заметьте, те читатели, которым книга понравилась — или те, кому по долгу службы положено её хвалить. Но и мистерия, и инициация, и эскапистское погружение в себя — непременные атрибуты любого фэнтези, даже если автор, окончивший три класса церковно-приходской школы, отродясь таких слов не слыхивал. Ни одному взрослому, серьёзному и занятому профессионалу в голову не придёт раскапывать всё это в очередной саге «про баронов и драконов». Однако стоит прозвучать имени Пелевина, и отношение меняется самым чудесным образом — словно Гарри Поттер тряхнул своей волшебной, извините, палочкой. Вот в этом, пожалуй, и заключается магия «Смотрителя». Главная — и, увы, единственная.

КУВЫРОК С ЛЕТАЛЬНЫМ ИСХОДОМ

В интервью газете «Известия» литературный редактор «Смотрителя» Ольга Аминова называет новый роман Пелевина «серьёзной магической акцией», в которой «принимают участие и читатели». По её словам, жанровая форма «Смотрителя» особенная. «Это такой микс мистического и реалистичного. Автор называл это «кувырок мышления», а это отсылка к литературным традициям Карлоса Кастанеды и его «Силы безмолвия». Увы, похоже, что редактор абсолютно серьёзен - как и сам Виктор Олегович, впрочем.

Вердикт

Экспериментальный (для Пелевина) роман, в котором автор демонстративно отказывается от того, что удаётся ему ловчее всего. Увы, равноценной замены «единственный и неповторимый» предложить читателям не сумел.


Итоговая оценка: 5 баллов из 10.

Рейтинг статьи

Оценка
0/5
голосов: 0
Ваша оценка статье по пятибальной шкале:
 
 
   

Поделиться

Перевести статью:

Похожие новости

Комментарии

Информация